Чего ждать от изменений Налогового кодекса? Актуальное интервью Андрея Карпунина Ярославу Романчуку |

Автор налоги, налоги, бизнес-климат, бизнес-климат, бюджет, бюджет, прогноз прогноз
Чего ждать от изменений Налогового кодекса? Актуальное интервью Андрея Карпунина Ярославу Романчуку

Бизнес и правительство по-разному, часто противоположно смотрят на разные явления, состояния и институты экономики. Производители товаров и услуг громогласно и единогласно заявляют: «Налоговая нагрузка высока. Ее надо снижать!». Минфин/МНС имеют прямо противоположную точку зрения: «Да нормальная у нас налоговая нагрузка. Уже снизили, что могли. Дальше некуда, ибо начнется оголение государства». Предприниматели в один голос: «Сложно рассчитывать и администрировать налоги. Надо упрощать!». Правительство им в ответ: «Да, косметические правки надо бы внести, а так у нас все, как у других, даже что-то лучше, чем в России, другое - совсем как в Германии». Бизнес заявляет, что постоянно меняющееся налоговое законодательство, налоговые базы, методики расчетов и уплаты, штрафы и пени делают даже краткосрочное планирование невозможным. МНС/Минфин заверяют, что давно уже повернулись лицом к бизнесу. Вот только он никак не хочет внимательно изучить и понять свое счастье работать в национальной налоговой системе. Рабочая группа по изменению Налогового кодекса (НК) должна была сблизить позиции производителей и государства, расширить понимание друг друга. И вот проект изменений НК на столе. Каждый может углубиться в изучение более 1000 страниц текста.

Представленный результат не радует. Упрощать - упростили, по мелочам, но бизнес в конце 2019г. едва ли скажет спасибо, потому что облегчения не почувствует. Мертвому припарки не нужны. Полуживые предприятия от небольшого упрощения гигантской административной нагрузки не встрепенутся. Налоговая реформы была и остается в повестке дня бизнеса пунктом N1. Ее опять отложили, перевели в режим вялотекущего процесса согласования и обсуждения. Об этом и многом другом в налоговом законодательстве в свежих «Экономических диалогах» говорят постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и председатель Клуба финансовых директоров Андрей КАРПУНИН. ("Налоговая косметика". Белгазета. 02.09.2018)

КАК ИСПОЛНИЛИ ПРИКАЗ ГАРАНТА

Ярослав Романчук: - Разработан проект новой редакции Налогового кодекса (НК). Вот перед тобой два кирпича - общая и особенная части. В них более 1 тыс. страниц. Что можешь сказать в отношении ожиданий, заявлений, которые были сделаны до того, как начала работать рабочая группа по НК в количестве около 60 человек, и тем, что было выдано на-гора?

Андрей Карпунин: - Во-первых, работало над текстом намного больше экспертов и чиновников, чьи имена не попали в историю. Во-вторых, очень чувствуется качественная женская рука в подготовке этого текста. Такая косметика по всему тексту… Там в целом женский коллектив. Пользовались одной косметичкой - почерк один. Несмотря на явно прогрессивные нормы, свежие нормы по защите прав налогоплательщиков, очень многие старые проблемы не решены - они лишь сглажены и перенесены на неопределенный срок.

Романчук: - На заседаниях рабочей группы говорилось о том, что весь бизнес солидарен в одном: налоговая нагрузка - проблема N1в экономической политике. Если вы сознательно эту проблему из повестки дня бизнеса и власти убираете, то вы, по сути, отвечаете бизнесу «нет» на самую главную претензию. Второе - это вопрос регуляторной нагрузки. Ты сделал общий вывод - косметика налоговой системы. На мой взгляд, самая большая претензия в том, что Александр Лукашенко поставил задачу: НК сделать простым, понятным, легким в использовании, то есть сократить регуляторную нагрузку и издержки, связанные с выполнением налогового законодательства, а такой методики у Минфина нет. Простоты, единого понимания у налогоплательщиков и налоговых органов не прибавится. Ты как финансовый директор, как человек, который вплотную занимается налогами, можешь уверенно сказать: «Да, после даже этих косметических правок станет работать немножко проще и дешевле»?

Карпунин: - Нужно отдать должное и похвалить рабочую группу - добрые три десятка новаций, которые вносятся, - действительно прогрессивные. Но они не решат глобальную проблему с налоговой нагрузкой. Поправки помогут бизнесу, облегчат слегка его участь. Например, новый порядок расчета пени. Тот же механизм ареста счетов или взыскания с дебиторов, которые будут новыми с 1 января 2019г. На самом деле, это все должно было вступить в силу еще с 1 января этого года.

Поручение президента - сделать удобной систему и не допустить выпадения доходов бюджета. Это не значит, как трактуют государственные методологи и некоторые представители, в том числе и от бизнеса, и от научного сообщества, что президент дал поручение не уменьшать ставки по налогам, не изменять базу по налогам. Президент дал совершенно другое поручение.

Романчук: - Не оголить расходы государства.

Карпунин: - Поэтому мы можем уменьшать ставки. Но за счет увеличения количества налогоплательщиков, улучшения бизнес-среды собрать больше налогов.

Романчук: - Минфин и МНС саботировали и интерпретировали не так мнение президента? Такой жесткий вывод следует по результатам работы над НК?

Карпунин: - Я так не говорю, потому что есть еще третий в этом братстве - Минэкономики. Я считаю, что именно оно должно кардинальным образом выступать за изменение налоговой нагрузки, изменение подходов к расчету и даже к роли Фонда соцзащиты населения. Но я не вижу и не слышу жесткой позиции Минэкономики.

Романчук: - Минэкономики в этой ситуации самоустранилось, как будто налоговая система - это не сфера его интересов. Это министерство даже оценку эффективности финансовой, налоговой реализации госпрограмм не сделало. А именно оно должно было разъяснить, что такое «не оголить расходы государства».

Карпунин: - Давай разберем на примере Фонда соцзащиты. Эти отчисления являются большой бедой для всех нанимателей. По методологии Минфина - она была согласована с международными организациями - налоги в ФСЗН не включаются в налоговую нагрузку - это соцстрах, это как бы отдельно. Мы просили в целях упрощения передать функцию администрирования этого платежа налоговой инспекции. База одна - прозрачная. Мы, наоборот, увеличим собираемость и подоходного, и ФСЗН, потому как это будет в одних руках. И что мы получаем? Отказ властей даже рассматривать это, потому что сразу методологически отчисления в ФСЗН станут налогом и попадут в официальных рейтингах в налоговую нагрузку, что нельзя.

Мы замораживаем эту больную ситуацию и вводим кучу других болячек, в тот же самый ФСЗН. Мы получаем инициативу от Минтруда и профсоюзов выплачивать за счет средств нанимателя в случаях окончания контракта - не досрочного - одну среднемесячную зарплату наемному работнику. Если ты нанимаешь человека на срочную работу на 12 месяцев - у тебя срочный контракт, работник это тоже знает, за месяц ты его уведомляешь, что не будешь дальше продлевать с ним контракт, и ты ему 13-ю среднемесячную зарплату шандарах…

Романчук: - То есть это дополнительный налог в размере одной среднемесячной зарплаты?

Карпунин: - Да.

Романчук: - Это как вмененный налог. Это предложение разве прошло?

Карпунин: - Если они с этим, как с красной тряпкой, туда вошли, они же оттуда с пустыми руками не вый­дут. Абсолютно маразматическая ситуация. А вторая инициатива? Они ее сейчас уже обсуждают в Совете Рес­публики - больничные листы первые три дня будут оплачиваться за счет собственных средств нанимателя без возмещения средствами ФСЗН. Это толкнет людей на самолечение, против чего Минздрав выступает. Почему увеличиваются продажи рецептурных лекарств? Потому что народ пошел сам жрать антибиотики. После чего людей, когда они попадают в больницу, лечить уже невозможно - у них уже нет восприятия к антибиотикам. А здесь мы толкаем их, чтобы они не попадали к доктору и занимались самолечением, а потом дохлыми на 4-й день являлись на работу. А мы будем теперь это все засовывать в себестоимость.

Мы, как наниматели, особенно, что касается негосударственного сектора, и так достаточно лояльны со своими работниками, когда у него насморк на 1-2 дня, мы не заставляем человека идти за больничным - если он со своим насморком пойдет в поликлинику, то получит там грипп и свалится на две недели. Мы заинтересованы в работе, а не в больничном. Мы боремся с очевидными вещами - налоговой нагрузкой, отсутствием здравой концепции. Молдова что сделала с 1 октября? Она уменьшила отчисления в ФСЗН до 18%.

Романчук: - Наша Национальная платформа бизнеса предлагает это сделать уже на протяжении семи лет. Видно, они, молдоване, нашу платформу прочитали очень внимательно. Свои же чиновники пропускают советы бизнес-сообщества мимо ушей.

Карпунин: - При этом сказать, что у них построена другая экономика, на ресурсных подходах - ничего подобного. Точно такая же, как и у нас.

Романчук: - Она гораздо слабее, чем наша. У них могло быть гораздо больше аргументов для сохранения налоговой нагрузки.

Карпунин: - При этом они сделали налоговую реформу. В подоходном налоге они вернулись на плоскую шкалу - 12%, а была прогрессивная, две ставки.

Романчук: - Еще одна важная тема с точки зрения упрощения. Возьмем налог на прибыль - он остается 18%. И вот опять-таки как будто бы новый подход к нормированию. Одна из тем - как будет определяться нормирование затрат. Будет ли применен принцип добросовестности производителей в определении затрат?

Карпунин: - У нас появляется новый пункт с нормируемыми затратами и то, что мы вводим понятие 1% от выручки в пределах этой нормы относить на затраты - представительские расходы, отчисления в бизнес-ассоциации и союзы. Это выглядит не совсем адекватно. Если хотели только членские взносы в ассоциации и союзы, отраслевые структуры ограничить 1%, тогда так и надо было писать. Зачем сюда подтянули представительские - переговоры, перелеты, сувениры, конференции, проведение собраний акционеров, а ведь это главные расходы для расширения рынков сбыта и т.п. Расчетов к этому не прилагается. Я на практике знаю предприятия, которые вообще не пользуются представительскими расходами, и знаю предприятия, те же айтишные из ПВТ, у которых это стандарт и он отвечает мировой практике. На начальном этапе долгосрочного проекта выручка еще минимальная по этому проекту, а расходы в связи с дорогими иностранцами, которые прилетают сюда, идут десятками тысяч долларов.

Романчук: - А сейчас это не нормируется?

Карпунин: - Нет. Вбивая этот 1% от выручки, мы сразу четко говорим: товарищи, вы завод Geely строили 1,5-2 года, все время принимали делегации, все время хвастались, сами летали. За счет какого источника вы финансировали прием делегаций? Вот это и есть представительские расходы - выручки у завода не было, а расходы были. И что вы хотите - показать их за счет прибыли?

УЖАСЫ ТРАНСФЕРТНОГО ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ

Романчук: - У бизнес-сообщества вызвало негодование отношение в обновленном проекте НК к контролю за трансфертным ценообразованием. Это когда чиновник будет решать, что такое «обоснованные затраты».

Карпунин: - Раскрою тебе Америку. Это существует уже лет шесть. Сначала распространялось только на сделки с недвижимостью. Были выявлены очень интересные факты реального ухода от налогов. Поэтому сам бизнес дал здесь почву, занижая стоимость недвижимости.

Второе. Уже 2,5 года действует трансфертное ценообразование для обычных коммерческих сделок. Другое дело, что был более низкий критерий суммы. Но было расхождение - 20% от цены вверх-вниз. А если пошло отклонение больше 20%, то бизнес должен был представить оправдательный документ - почему он кирпич продал дешевле.

Сейчас эти 20% отклонения убираются. Но вводится понятие сделки с совестью, то есть с МНС, в целях трансфертного ценообразования о подходах к калькуляции и цено­образованию на предприятии. Вот я - кирпичный завод. Теперь должен написать методику определения цены с учетом сезонности. Себестоимости в сезонность, сбыта в сезонность. И убедить чиновников в министерстве, заплатив сначала за это госпошлину, что я именно по этой схеме буду год отгружать. Я заранее закладываю в рублях взлеты и падения, возможные вмешательства на внутренний и внешний рынок конкурентной среды. Внесение изменений и дополнений не прописано.

Романчук: - Бомба замедленного действия.

Карпунин: - Этот вопрос мы будем обсуждать с МНС. А если мой кирпичный завод столкнулся с чем-то непредвиденным или я просчитался и вынужден сейчас опускать цену еще ниже... Или я нашел резервы, за счет чего сделать цену и себестоимость ниже. Могу ли я внести это изменение или попаду в жернова доначисления?

Романчук: - Когда представляли новую версию НК, представители МНС и Минфина сказали публично о принципе добросовестности налогоплательщика. Принцип принципом, а когда тебе нужно доказывать при помощи такого рода инструментов - калькуляции и всего прочего, что ты не индюк…

Карпунин: - Сейчас, может, скажу несусветную чушь. Если мы попробуем выдернуть этот кусок трансфертного ценообразования и вынести его в отдельный документ, то мы получим еще хуже, чем указ N488. И исполнители по нему будут совершенно другие, а не налоговые инспекции.

Романчук: - Я говорю, что сам факт, что государство нормирует и следит за этим отдельно. Вот Дания или Финляндия. Если взять у них размер налоговой нагрузки, то это около 25% валовой прибыли. У нас более чем в 2 раза выше. В Дании все можно, грубо говоря, включать в издержки - у них в этом плане достаточно либеральное законодательство. Мы, вместо того чтобы учиться у скандинавских динамичных в этом плане стран, берем практику Германии, Канады, Франции, да и то в таком искаженном виде, что немцы и французы решительно отнекиваются от ссылок на использование их опыта.

Карпунин: - Мы должны смотреть на все практики. Те же датчане тоже смотрят на все практики. Что, они сидят в своем колодце? Нет. Трансфертное ценообразование - это международный механизм BEPS. Каждая страна его чуть-чуть адаптирует под себя, смягчает.

Почему рабочая группа отказалась от отклонения в 20%? Они либо просачковали, либо им сказали какой-то такой аргумент - а они, как кролик перед удавом, и лапки кверху.

НДС: ПЕРЕКОСЫ НЕ УСТРАНЕНЫ

Романчук: - А что относительно НДС? Никаких предложений сделать плоскую шкалу и не морочить голову?

Карпунин: - А что у нас со шкалой не так? Все хорошо.

Романчук: - 0%, 10%, 15%, 20%, 25%. Это не плоская шкала.

Карпунин: - Для чего были придуманы 0% и 10%?

Романчук: - Лекарства, дети, книги, например.

Карпунин: - Да, у нас были освобожденные субъекты, но математически мы давно Минфину и МНС доказали, что эти пониженные ставки не приводят к уменьшению цен на социально значимые товары/услуги. Даже строительство жилья, которое идет под 0% НДС, не приносит реальной выгоды человеку-покупателю - на входную в стройматериалах сумму НДС увеличивается стоимость. И человек получает эту квартиру, или лекарство, с сидящим внутри НДС. И думает - без НДС оно дешевле. Фигня собачья.

Романчук: - В новой версии НК эти перекосы устранены?

Карпунин: - Нет. Этот вопрос не обсуждается. Перечни у нас вынесены в отдельные указы. Это еще одна беда. Насколько я понимаю, к этому вопросу до всяких выборов мы вообще не будем подступаться.

Романчук: - Разные ставки предполагают некое универсальное представление о социальности разных товаров.

Карпунин: - Я предлагал в рамках ЕАЭС скоординировать эти перечни, чтобы они были идентичными. Что у нас, что в России и других странах. Если это лекарство, то лекарство. Если товар медицинского назначения, то товар медицинского назначения. Чтобы они одинаково воспринимались в пятерке ЕАЭС и хотя бы в этих товарных группах мы были схожи.

Романчук: - Но с точки зрения того, что налоги должны быть нейтральными, подход, который ты описываешь, - это ликвидация принципа нейтральности. Потому что таможенники, налоговики говорят: этот товар крутой, а этот нет, этот социально ориентированный, а этот нет. В этом и проблема. Не нейтральность к структуре экономики, к производству, а некая предвзятость, субъективизм, которые выражаются в разных ставках и т.д.

ЧУДЕСА АМОРТИЗАЦИИ

Романчук: Типичный кейс. Игорь Уфимцев, директор компании «Энергия», заявил: «Мы думали, что когда у нас появится своя недвижимость, нам будет хорошо. В итоге построили недвижимость и платим сейчас имущественный налог в размере $15 тыс. за небольшие участки земли и небольшие объекты. Эта сумма соизмерима со стоимостью аренды». Многие говорят о том, что стоимость налогов выросла кратно.

Карпунин: - Да. И вырастет еще больше. Я должен ставить знак равенства между различными видами бизнеса - банк, страховая, торговля, транспортники, промышленники.

Романчук: - Это и есть нейтральность налоговой политики.

Карпунин: - Но сейчас я в первую очередь говорю не про административно-бытовые здания, не про торговые. Я про производственно-промышленные. В НК на следующий год по налогу на землю оставляют такой же подход, как и раньше, - с повышающим коэффициентом. При этом на одном очень веселом закрытом мероприятии я смотрел в глаза «высоким» людям и задавал неудобные вопросы: «Скажите, Госкомимущество сделало заказ Национальному кадастровому агентству, чтобы оно выполнило обязательную программу - переоценку и инвентаризацию земель по промышленно-производственным зонам?». В ответ: «Да». У промышленности и производственников, административников основная проблема возникла 4 года назад, когда мы скаканули в 2011г. по курсу, потом резко по новому курсу у нас выскочило почти в 3 раза увеличение этих платежей. Оно было зафиксировано в долларах, перевели по новому высокому курсу и получили новую базу для расчета налога. Прошло 5 лет. Как сделает новую переоценку этих земель кадастровое агентство? У нас нет рынка земли, значит, рыночную оценку мы просто отсекаем. Но у нас есть инфляция за 5 лет. Как можно масштабно, в рамках всей страны сделать переоценку земель? Умножить старую цену на инфляцию. В результате они обещают в сентябре-октябре представить вариант кадастровой стоимости земли территориальным исполкомам и облисполкомам для утверждения. В результате к новому году мы получим новую базу, то есть новую стоимость земли. Какая у нас инфляция за последние 5 лет?

Романчук: - Около 50%.

Карпунин: - Тогда грубо считаем. У нас база для расчета налога на землю, арендных платежей за землю увеличится с 1 января 2019г. на 50%. Значит, нужно приготовить с 1 января в бюджетах предприятий деньги в 1,5 раза больше на уплату земельного налога.

Романчук: - Переоценка базы по сугубо бюрократическим лекалам - это просто убийство бизнеса.

Карпунин: - База увеличится, отчисления увеличатся, доходы местных бюджетов увеличатся. Значит, можно уменьшить коэффициенты. Меньшие бюджеты получат тот же уровень доходов. Но это категорически отвергают.

Романчук: - С другой стороны, есть один фактор, который они не учитывают. Если у тебя дела плохи и тебя еще добивают, то ты будешь, в конце концов, получать не больше, а меньше, потому как бизнес-активности будет меньше. Такое позиционирование: думают, что если у нас экономика и бизнес растет на 5-10%, - это одно, а когда ты концы с концами сводишь, а тут тебе еще дополнительно прилетит в спину налог.

Карпунин: - При этом что творится в регионах? Предприятия, как частные, так и государственные, хотят избавиться от части своих территорий, передать их исполкомам. Они находятся внутри города. Пускай они будут задействованы для жилищного строительства. Исполкомы не принимают эту землю назад. Категорически. У меня доходило до того, что на звонки председателя Госкомимущества чхать хотели.

Мы доходили до вице-премьера, чтобы он позвонил в Витебск, Гомель, Могилев и сказал, что вы творите. Ответ: а мы тогда потеряем кусок дохода в местном бюджете. А так с него не мытьем, так катаньем выцепим.

Романчук: - То есть по недвижимости и земле нас ждет новая неприятная штука в 2019г.?

Карпунин: - По земле - да. По недвижимости еще сложнее ситуация. Особенно по госсектору. Потому что мы им позволили не начислять амортизацию последние три года, и мы не выходим даже близко к понятию «рыночная стоимость» этих зданий и сооружений. После всех предыдущих директивных переоценок, потом неначисления амортизации, непроведения оценки этих активов и мало-мальски, но предприятия все-таки делали какие-то ремонты, модернизацию, что опять же в большинстве своем увеличивает стоимость объектов и приводит к росту налоговых отчислений.

ПРОСРОЧКА НАЛОГОВ: ПОСЛАБЛЕНИЯ ШТРАФНИКАМ

Романчук: - Давай теперь о наказаниях и штрафах. Предполагается, что строго наказывать за несвоевременную уплату налогов будут не всех, а только тех плательщиков, которые систематически не исполняют налоговые обязательства. До этого наказания были просто зверские, с блокировкой счетов, с увеличением налога в десять раз. Все это обещают убрать.

Карпунин: - Эту большую проблему нужно сразу разделить на несколько микроблоков. Штрафы остаются, как и пеня. Насчет доначисленных налогов и пеней - можно подписывать с региональными инспекциями соглашения о рассрочке. Сразу не будут арестовываться счета. Дается сначала 10 дней, потом еще какой-то период. Мы можем писать возражения на акты проверки напрямую в вышестоящую инспекцию, а со следующего года - напрямую в министерство. А пеня будет считаться по-другому.

Романчук: - За несвоевременную уплату налогов будут карать не всех, а только тех, которые систематически не исполняют налоговые обязательства.

Карпунин: - То есть вы подали декларацию, но не заплатили. Если сегодня 22-го числа кто-то положил платежки, но денег не насобирал на уплату налогов, то завтра счета уже арестованы. Теперь такого не будет. Если вы попали в категорию нормальных плательщиков, то вам счет арестуют только 31-го числа или 1-го. Конечно, можно работать со множеством счетов, а плата по налогу будет лежать только на одном, но ответственность никто не отменяет за то, что по другим счетам свободно гуляют деньги.

Мы честно должны сказать плательщикам, что если его словят на таких манипуляциях, то он сразу получит штраф и очень долго потом не получит статус добропорядочного плательщика и сразу получит порядка 30 пунктиков по оценке рисков и попадет на проверочку.

Романчук: - Станет ли легче отчетность для юрлиц и ИП?

Карпунин: - Нет. Усиливается ответственность по электронным счетам-фактурам (ЭСЧФ) по НДС в связи с тем, что мы должны больше внимания обращать на пункт «трансфертное ценообразование».

Еще одна беда - база доходов физлиц. Надеюсь, что здесь у нас есть еще ­возможность повлиять на методологию, потому что пока это выглядит очень сырым, с размытыми формулировками.

Романчук: - А зачем это им? Банальный контроль за гражданами?

Карпунин: - Якобы для субсидий. Но я категорически против, чтобы наши ЖЭСы, ЖРЭО, расчетные центры и жилищные кооперативы получали доступ к персональным данным. Я в страшном сне могу представить себе бывшего уголовника, а теперь рабочего-коммунальника, который будет иметь доступ к информации за шоколадку секретарю! Вы понимаете, что делаете?

НАЛОГОВАЯ СИСТЕМА КАК ПОЛНЫЙ АБСУРД

Романчук: - Проект нового НК - это налоговая реформа или ее имитация?

Карпунин: - Слово «имитация» мне в данном случае не нравится. Это косметика. Подчеркиваю, есть ряд прогрессивных норм.

Романчук: - Что дальше делать?

Карпунин: - Нужно запереть 20 человек на неопределенное время, без телефонов, но каждый со своим ноутбуком, чтобы они составили концепцию, как мы это представляем себе. У нас ее нет.

Романчук: - У Минфина - одна концепция, у МНС - другая, у тебя - третья, у меня - четвертая.

Карпунин: - У Минфина концепция - «все в бюджет», у МНС - «как скажете, так и соберем». МНС - главный советчик, чтобы мы правильно формулировку написали, чтобы не было двусмысленности, чтобы было понятно и налогоплательщику, и налоговому инспектору.

Романчук: - Но заказ должен быть от полисимейкеров, дисижнмейкеров.

Карпунин: - Сегодня мы довели нашу налоговую систему до полного абсурда. У нас какой акт законодательства ни возьми, его можно классифицировать как налоговый. Декреты N6, 8,10. Это все налоговые. Почему они не здесь - в Налоговом кодексе? У меня только за этот год 150 постановлений Совмина по налогам. Сейчас с налоговым законодательством невозможно просто работать. Типа: это я посмотрел в НК, но применять это нужно с корректировкой на указ N29 и тучу постановлений.

Романчук: - Заказчик дал приказ: сделать просто и понятно, чтобы любой человек, даже без высшего образования, мог им пользоваться. Но эта задача не выполнена.

Карпунин: - Но задача сохранить бюджет выполнена. Учитывая, что отсекается еще ряд льгот, бюджет получит даже больше.

Романчук: - Не факт. Если экономика будет хуже и предпринимательство будет сдыхать, то бюджет получит меньше. В 2017г. совокупный доход бюджета составлял 42% ВВП, а за эти 4-5 месяцев - 48,5%. При этом Минфин заявляет, что у правительства нет резервов, чтобы уменьшить налоговую нагрузку. Новый состав Совмина тоже по этому поводу пока молчит.

Карпунин: - Все потому, что некоторые левачат. Теневой сектор экономики и его операторы радуются любым усложнениям налогового и административного законодательства.

<...>


Полный текст документа находится в платном доступе только для зарегистрированных пользователей. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Поделиться в соцсетях:


Материалы по теме:

Оцените систему с бесплатным доступом на 3 дня

Пользуйтесь всеми преимуществами сайта Findirector.by

Войдите под своей учетной записью

Свежие статьи
Сейчас читают

1. Когда в Беларуси снизят ставку рефинансирования?

"В проектах основных документов на следующий год прогнозных. В рамках сценариев, которые запланированы, предусматривается, что ставка рефинансирования на конец следующего года может составить 9,5-10%. То есть такое небольшое снижение", - сообщил начальник управления Нацбанка. Правда, он поспешил оговориться, что если возрастут экономические риски или появятся непредвиденные обстоятельства, в этом случае ставка рефинансирования будет повышена.

2. Китай делает ставку на рынок интеллектуального производства и назвал 17 приоритетных направлений для развития

Объем выпуска промышленных роботов в 2017 г. вырос на 68,1% по сравнению с предыдущим годом и превысил 130 тыс. единиц, что составляет треть мирового рынка. Китай сформировал четыре основных кластера интеллектуального производства, включая дельту реки Янцзы, где наблюдается наиболее высокая экономическая активность и наиболее быстрое продвижение интеллектуального производства. Роботизация производства может превратить Китай в центр хайтек-инноваций.

3. Текущие проблемы S&P 500 - это пока не кризис

Американский индекс S&P 500, в сентябре достигший рекордных 2940 пунктов, в октябре резко упал до 2603 пунктов (-11,5% от максимумов). Падали прежде всего акции высокотехнологичных компаний, равно как и другие индексы США. Не начало ли это полноценного кризиса а ля 2008 год? Внешний фон таким мыслям способствует: здесь и подъем ставок Федрезервом, и сжатие денежной базы в США, и торговые войны. Еще один важный показатель, отражающий настроения в экономике, - это рынок грузовиков. Тяжелые грузовые автомобили – инвестиционный товар, и если спрос на них уверенно растет – значит, дела в экономике идут хорошо.

4. Мировой лидер контейнерных перевозок Moller-Maersk оценил потери из-за Трампа

Контейнерный гигант предупредил, что глобальная торговля уже ощущает влияние тарифной войны между США и Китаем. Последствия торговой войны, развязанной Трампом, ударят по мировой торговле и грузоперевозкам, прогнозирует Moller-Maersk. В III квартале глобальная контейнерная торговля показала "гораздо более медленные темпы роста", увеличившись всего на 4,2% по сравнению с ростом на 5,8%, зарегистрированным за тот же период в 2017 г., заявили в Moller-Maersk. По инерции рынок контейнерных перевозок вырастет на 3-4% в 2018 г., прогнозирует датская группа.

5. PwC: торговая война не помешает азиатским компаниям увеличить прибыль

Как показывают результаты исследования PwC, в котором приняли участие 1189 руководителей компаний из 21 страны Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), в росте выручки полностью уверены 35% респондентов, что немного ниже показателя прошлого года (37%), при этом 51% компаний в следующем году планируют увеличить свои инвестиции.

6. Гринспен предупредил о рисках растущего долга США и об ускорении инфляции

Бывший председатель Федеральной резервной системы (ФРС) Алан Гринспен заявил, что растущая долговая нагрузка США может подорвать нынешний рост, и предупредил, что низкая безработица может спровоцировать ускорение инфляции. "Снижение налогов действительно обеспечило стимул, и мы все еще чувствуем это, но этого недостаточно, чтобы компенсировать дефицит, - сказал Гринспен. - Вы не можете снизить налоги, не найдя доходы в другом месте, иначе вы столкнетесь с проблемами".

7. Декрету № 7 ровно год: что нужно для саморегулирования бизнеса в беларуси?

Год назад, 23 ноября был подписан Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Это один был из самых ожидаемых документов. Реализация его норм должна создать условия для развития деловой инициативы и внедрить ряд механизмов, способных качественно улучшить регулирование предпринимательской деятельности. В частности, речь идет о саморегулировании (СР) – принципе, на котором должно основываться взаимодействие государства и бизнеса.
Актуальные новости

1. Deutsche Bank, BofA и JPMorgan оказались втянуты в дело Danske Bank |

Указанные банки являлись банками-корреспондентами эстонского подразделения Danske Bank, которое подозревается в совершении подозрительных транзакций в объеме порядка 200 млрд евро. По словам источников, правоохранительные органы проверяют, проводили ли банки должную проверку операций с эстонским банком. При этом расследование находится на начальной стадии, и нет оснований предполагать, что сами банки подозреваются в незаконной деятельности.

2. В балтийской рыбе обнаружен "химический СПИД" |

При покупке рыбы, особенно пойманной в Балтийском море, латвийские ученые рекомендуют приобретать особь меньшего размера, поскольку она меньше накапливает вредных веществ. Употреблять рыбу из балтийского моря — например, балтийский лосось или кильку — можно. Но ученые рекомендуют это делать не больше одного раза в месяц, а беременным женщинам и вовсе воздержаться.

3. Единый подход при классификации продукции в качестве медизделий на территории ЕАЭС |

Единые подходы к классификации пограничных товаров позволят снизить нагрузку на бизнес, облегчив подготовку документации, необходимой для регистрации продукции, а также обеспечить ее единое обращение в ЕАЭС.

4. Крах General Electric - первая ласточка глобального кризиса? |

Глава GE Лоуренс Калп-младший заявил, что компания будет в срочном порядке продавать активы для решения проблемы долговой нагрузки и дефицита ликвидности. В связи с тем, что GE не имеет доступа к рынку краткосрочных обязательств, ей приходится полагаться на револьверные кредиты и щедрость банков. Согласно данным Deutsche Bank рыночная капитализация GE сегодня составляет 69,5 млрд USD, что делает ее 80-й по величине компанией в S&P 500.

5. Итоги международной конференции «Взаимодействие государства и бизнеса в странах ЕС и ЕАЭС» |

Если говорить о том, почему белорусский бизнес мало инвестирует за рубеж, – есть несколько причин. Основная масса экспортеров – государственные предприятия. Они имеют достаточно консервативный подход в управлении. И вопрос их слабой конкурентоспособности связан именно с этим. В управление практически не внедряются современные технологии. Кроме того, инициатива госпредприятий достаточно приземленная. Часто директору госпредприятия легче вообще ничего не делать, чем делать что-то.

6. Уже через 3-4 месяца после отключения SWIFT любая страна мира, независимо от размера и силы, гарантированно полетит в пропасть |

Россия сегодня тоже на всякий случай и сама готовится к возможному удару "нагайкой" в виде отключения SWIFT (идея обсуждается в политических кругах с самого начала агрессии против Украины в 2014 году). Российские СМИ сообщают, что Центробанк РФ уже тестирует систему передачи трансграничных финансовых сообщений и расчетов на базе распределенного реестра (СПФС), к которому вроде бы присоединилось уже 400 российских участников, включая банки, казначейства и юридические лица.

7. Катерина Борнукова: Без реформирования госсектора мы не сможем вернуться к темпам роста ВВП в 6-7% |

Сегодня нет детальных статистических данных по деятельности частных компаний, и поэтому достаточно сложно оценить результаты принятых мер по либерализации  климата для ведения бизнеса. «Детальные статистические данные позволили бы увидеть, как воздействуют на экономику те реформы, которые происходят сейчас. Мы видим, что принимаемые документы делают жизнь бизнеса легче, но как реализация этих мер выглядит в финансовых результатах, пока неизвестно».