Что происходит на мировых рынках? Почему не хотят укрепляться франк и иена... |

Автор курсы валют, курсы валют, ценные бумаги, ценные бумаги, биржи, биржи, риски риски
Что происходит на мировых рынках? Почему не хотят укрепляться франк и иена...

Фондовые площадки не только Америки, но и Европы, и Азии, фактически почти всего мира, в октябре существенно просели вниз. После нескольких лет почти непрерывного роста капитализации бумаг неудивительно, что и коррекция такая заметная. По размеру на сегодня она уже больше легкой февральской паники, а потенциальные покупатели осторожничают и не спешат с выводами, где сложится очередное дно. 

Зато в этих условиях для многих явилось сюрпризом, что из списка традиционных активов-убежищ заметно выросло в цене лишь золото. И в то же время почти не укрепляются швейцарский франк и иена, хотя именно эти две валюты в прежние годы всегда в первую очередь и очень сильно набирали популярность в период фондовых обвалов и резко дорожали как инструменты для быстрого увода капиталов из других активов и других валют.

Почему в этом году происходит по-другому? Комментирует Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade:

"Я не исключаю, что и иена, и франк еще могут в какой-то момент сорваться с цепи и набрать обороты. Конечно, это в том случае, если фондовые так скоро не успокоятся. Но пока что в этом месяце рекомендовал клиентам в моменты углубляющейся и быстрой нисходящей коррекции на рынках акций уходить исключительно в золото либо шортить напрямую индексы, то есть играть на понижение напрямую на тех рынках, где бумаги в моменте и падают.

Что же касается так называемых валют-убежищ, то еще большой вопрос, обладает ли хотя бы какая-то из них на сегодня реально таким статусом. Обвал 2008 г. сопровождался мощнейшим укреплением и иены, и франка буквально на тысячи пунктов, и тогда эти валюты были не просто надежной гаванью, но еще и источником прямого быстрого обогащения за счет их роста. Капиталы прирастали иеной и франком и во время долгового кризиса 2010-2011 гг в еврозоне. 

Швейцарию можно назвать убежищем от неприятностей и от потерь на фондовом только условно. Дело в том, что крупные швейцарские банки как раз основательно вложились за последние годы в акции, особенно торгующиеся на американском рынке. Мало того коммерческие банки, но и сам Швейцарский национальный банк (SNB) часть резервов размещает в фондовые "голубые фишки", входящие в индексы США: S&P500, Nasdaq и Dow Jones. Но именно все эти индексы теперь и падают, а значит, и стоимость швейцарских резервов пошатнулась. А SNB в последние годы регулярно докупал эти бумаги, стараясь заработать, и безусловно поднял на этих вложениях неплохие проценты, но у этих прибылей есть и обратная сторона. 

Впрочем, для Швейцарского нацбанка как раз статус известной резервной валюты в какой-то степени был, наоборот, головной болью. Избыточное укрепление швейцарского франка в кризисные моменты делало очень дорогим туризм и не таким выгодным бизнес. По сравнению со швейцарскими ценами от этого выигрывали товаропроизводители и сервис из соседних стран Европы, где оперируют не франкам, а евро, и где цены вообще традиционно ниже. Швейцарский банк пытался решить проблему, прицепив курс франка в 2011 г. наглухо к уровню 1,20 по паре евро/франк, чтобы только франк больше не рос. 

Три года валютных интервенций для сдерживания потока желающих купить франк, но не тут-то было. С января 2015 г. европейский ЦБ включил, по сути, "печатный станок", начав программу количественного смягчения и сделав ставки по депозитам отрицательными. В результате курс евро обвалился к доллару настолько, что искусственную подпорку под курсом евро к франку швейцарцам пришлось срочно убрать: дальше было очень дорого ее держать, и все равно сломалась бы. Курс евро/франк провалился тогда за считанные минуты под единицу, на этом очень мало кто из трейдеров и фондов заработал, большинство много потеряло. Неизвестно, наварили ли на этом сколько-нибудь личной прибыли осведомленные о таком развитии событий люди, но во всяком случае с точки зрения интересов национальной валюты швейцарский банк был явно тоже не в восторге. 

Однако время шло, и постепенно все вернулось на круги своя. Начали поднимать ставки в Америке, финансово и экономически времена стали тоже вроде бы спокойнее, и убежище стало не так актуально, а доллар стал интереснее дорогого франка. Вот уже и программа европейского ЦБ окончена, точнее будет завершена через 2 месяца, а в новом 2019 г. в еврозоне начнут и поднимать ставки. Евро станет возможно привлекательнее, и даже вероятно привлекательнее, чем доллар. И уже набирает очки по отношению к швейцарскому соседу-франку: в Швейцарии нулевая инфляция, и повода для роста ставок у Швейцарского нацбанка нет. В отличие от общеевропейского ЦБ. 

А значит, у инвесторов остается и совсем уж минимум причин, чтобы переводить в швейцарскую валюту капиталы. Ставки нулевые - и без перспективы роста невыгодно, но ладно бы только это, за надежность плюс за конфиденциальность можно бы и доплатить. Однако же и отношение к вопросам соблюдения банковской тайны в Швейцарии поменялось, капиталы стало там скрывать от органов международного надзора и от посторонних глаз все труднее. О сомнениях в надежности инвестполитики швейцарцев из-за регулярного их вклада в надувание гигантских "пузырей" на фондовых площадках США и не только, я уже писал выше. 

Как результат, мы и видим: пара евро/франк к апрелю этого года сама собой естественным уже путем дотянулась до той самой волшебной планки 1,20, к которой раньше франк удавалось прижать только искусственными денежными вливаниями. А в этом году из евро во франк деньги от 1,20 частично хотя и перетекли, но больше за счет того, что как раз евро/доллар стал в апреле-мае падать с 1,25 на 1,15. Но даже и параллельно с этим снижением в евро/долларе пара евро/франк долго раздумывала и не спешила снижаться сразу. 

В итоге пара евро/франк спокойно себя на сегодня чувствует в коридоре 1,13-1,15, а пара доллар/франк торгуется вплотную к паритету. И даже пробует расти уже моментами выше паритета: франк стал дешевле вслед за евро и даже временами обгоняет евро в этом вопросе. Во всяком случае в моменты октябрьского фондового падения рынок охотнее уходил уже в евро: за единой европейской валютой на сегодня инвесторы видят больше перспектив и от возможных проблем предпочитают скорее спрятаться в евро, нежели во франк. 

Свидетелями этого мы все были не далее как 10-11 октября, в моменты первых серьезных признаков обострения на фондовых. Хотя позднее, с учетом муссируемых проблем то вокруг итальянского долга, то вокруг проблем на "бракоразводном" процессе между Британией и ЕС, в евро тоже уходить временно перестали и вернулись к доллару - к негодованию Дональда Трампа, которому дорогой доллар мешает как пятое колесо в телеге, пока ФРС методично продолжает подъем ставок. Дорогой доллар рынок тоже покупает неохотно, понимая, что и цены исторически дорогие, и повышение ставок в США в следующем году завершится в любом случае выходом на нейтральные уровни, после чего все положительные аргументы будут на стороне уже других валют: того же евро или канадского доллара, по которому его родной канадский банк тоже поднял ставки уже 5 раз с июля прошлого года и собирается продолжать еще активней ту же политику в ближайшие пару лет.

Что касается японской иены, то она-то как раз и проигрывает вообще всем "конкурентам" без исключения на этом фоне. Ведь именно Bank of Japan сохраняет по сей день и вот уже 6 с лишним лет самую мягкую политику в истории всех центробанков мира вообще. Да что 6 лет, ведь собственно нулевые ставки придумали и применили первыми именно японцы еще в середине 90-х... Как и самое первое в мире количественное смягчение: покупку облигаций, якобы чтобы растормошить много лет не подававшую признаков жизни в Японии инфляцию. "Деньги с вертолета", как часто называют количественное смягчение, первым начал "разбрасывать" по всей финансовой системе вовсе не Бен Бернанке по прозвищу Helicopter (вертолет) в США, а как раз японцы. 

Однако масштабы первого вброса денег были не настолько значительными: с 2001 по 2005 гг. финансовая опухоль на балансе японского банка выросла с 1 трлн иен "всего лишь" до размера 35 трлн иен: порядка $300 млрд. И на тот момент иене это не мешало: все эти годы иена служила фондирующей валютой, то есть главным дешевым кредитным инструментом для инвестирования на фондовые. Из Японии кредитную линию подключили, вложили в акции - акции дали сверхприбыль, затем, когда фондовые зашатались, прибыль выводили и репатриировали в Японию. Именно поэтому в моменты обвалов на фондовом, в том числе даже параллельно и на японском фондовом, что парадоксально, "от страха" укреплялась именно иена. И укреплялась сильно.

Но с 2012 г. японцы включили мягкость, то есть программу скупки собственных облигаций, уже на полную катушку. Покупали по 70-80 трлн иен в год. Начали при курсе 85 иен за доллар, продолжали и при курсе 125. Совсем немного скорректировали покупки, покупают в последние 3 года чуть меньше, но все равно очень и очень много. Скорость японского "печатного станка", почти как была в США до 2014 г., когда в итоге Федрезерв США отрастил на своих балансах "флюс" свыше $5 трлн. И если Федрезерв свои балансы с этого года начал разгружать, хотя бы частично избавляясь от хлама, пусть и очень-очень медленно, то Банк Японии неудержимо продолжает накачивать "гноем" из финансовой системы свой баланс. И докачал уже его до той же отметки свыше $5 трлн. 

Это $5 трлн, друзья, а не 5 трлн иен, на минуточку, и сейчас балансы ЦБ Японии в моменте больше, чем балансы Федрезерва США. А ведь экономика Японии по объемам в 3 раза меньше американской! Объем необеспеченных балансов у японцев близок к 100% от японского ВВП. И порядка половины всего выпущенного Японией в обращение госдолга держит... сам ЦБ Японии. Такая вот змея, кусающая себя саму за хвост. Пока справляется с собственным ядом, но в потенциале - с японской иеной все намного проблемнее вообще, чем с долларом. Эта половина госдолга фактически изъята японцами из обращения - за счет электронных покупок, то есть за счет суперсовременной разновидности мощнейшего электронного "печатного станка". Не за счет каких-то прибавок в экономике, как хотя бы частично у американцев: экономика в Японии почти не растет, темпы крайне слабые. 

При этом национальный долг на всю Японию - 230% от их относительно меньшего по сравнению с США, но все равно очень большого ВВП. Тут все на Италию кивают с ее крамольными 130% долга к ВВП, но здесь в Японии проблема много больше по масштабам. И Япония при этом не часть какого-либо другого сильного финансового образования, как то Евросоюз или еврозона, а финансовая "крыша" Японии - в основном союзничество с США. Вообще, американцы в данном случае отлично устроились: закупорили свою долларовую кубышку, тут же открыли японскую, за счет японцев и за счет очередного перекоса в международной системе финансов, а деньги все равно текут по большей части на американский рынок... 

Насколько США - "надежный" союзник, который "не бросает своих", всем известно, а за время президентства Трампа союзники еще больше убедились, что рассчитывать в конечном счете им придется на самих себя. Кроме как призывов к союзникам платить побольше за собственную оборону, от реальных и от часто воображаемых врагов, и кроме новых торговых пошлин и ограничений в последние годы мало что хорошего союзники США и видят. Но США и с собственным-то долгом справляются все хуже, бьют тревогу, покупателей все меньше. Несмотря на то что по "10-леткам" США уже больше 3% годовых дают, а по японским долговым бумагам предлагают 0,0% годовых (ноль, не ослышались), и эта система еще менее привлекательна, в основном за счет скупки долговых бумаг самим же Банком Японии. 

Часть инвесторов давно на Японии именно так и зарабатывают: на аукционе в новые бумаги разместились, а на следующий день продали их Банку Японии с самым минимальным, но почти гарантированным наваром. Система и не подпитывать себя таким путем не может, но и отключить кислород нельзя. Количество собственного долга, который можно скупить, уже все более ограничено: змея заглотила себя до половины, ну не добираться же до головы? Предлагают варианты: накануне ближайшего (завтрашнего) заседания Банка Японии агентство "Рейтер" распространило информацию, полученную из "осведомленных источников", что Банк Японии якобы и возможно рассматривает корректировку программы скупки активов. Но не в плане уменьшения объемов пока что, а в смысле смещения сроков выкупа: хотят разнести во времени хотя бы немного моменты размещения новых бумаг и даты выкупа, чтобы выпущенные бумаги покрутились хоть немного на счетах частных инвесторов, а не сразу попадали прямиком на баланс Банка Японии, то есть обратно в пасть змеи. Это призвано слегка расшевелить ставки доходности по японским облигациями и оживить рынок, интересы на котором и так существенно искажены за годы проводимой "чудотворной" политики.

Если что-то в таком духе действительно на ближайшем заседании произойдет и на пресс-конференции будет это объявлено, то интерес к японской иене и к японским бумагам может частично возродиться. Даже в этом случае, кстати, реакция еще может быть неоднозначной, и не факт, что очевидно положительной для иены: меры все равно достаточно искусственные, да еще и осложнят жизнь ряду фондов, которые привыкли за последние годы к несколько другим, более простым условиям. Но если иену удастся хотя бы слегка сковырнуть с мертвой точки и начавшееся движение продлится хотя бы несколько дней, если оно заведет в итоге иену на хотя бы немного более сильные уровни, на 100-200 пунктов ниже по курсу USD/JPY, а не наоборот, еще выше в сторону еще большей слабости японской валюты, то в дальнейшем иена хотя бы чуть больше станет реагировать и на новую фондовую глубину, если таковая появится. 

В противном же случае инвесторы не будут спешить возвращать взятые в Японии кредитные линии, даже после закрытия значительных позиций в американских акциях. Эти деньги они предпочтут в таком случае оставить в долларах на время, пока доллар чувствует себя все же чуть более уверенно и скорее медленно, но укрепляется, чем проседает, по сравнению с другими валютами на рынке. И побегут уже из доллара, только если тревожные звоночки снова подтвердятся и по доллару. Часть средств могут размещать и в золото: пусть более рискованно и волатильно, но во всяком случае и с перспективой явного роста в случае обвала на фондовых и по сравнению со слабостями целого ряда валют. В Японию же будут деньги переводить, на мой взгляд, при сохранении нынешней сверхмягкой политики японского банка в последнюю очередь. А если биржи еще и раньше ожидаемого найдут дно и на фондовые площадка вернутся активные покупатели, то про возможность укрепления иены вообще все позабудут. Она будет еще и тихо дешеветь, поскольку из нее продолжат, как и раньше, брать деньги для инвестиций, не спеша возвращать потом эти деньги назад".

Автор: Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик  ГК TeleTrade
Источник:  vestifinance

<...>


Полный текст документа находится в платном доступе только для зарегистрированных пользователей. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Поделиться в соцсетях:


Материалы по теме:

Оцените систему с бесплатным доступом на 3 дня

Пользуйтесь всеми преимуществами сайта Findirector.by

Войдите под своей учетной записью

Свежие статьи
Сейчас читают

1. Когда в Беларуси снизят ставку рефинансирования?

"В проектах основных документов на следующий год прогнозных. В рамках сценариев, которые запланированы, предусматривается, что ставка рефинансирования на конец следующего года может составить 9,5-10%. То есть такое небольшое снижение", - сообщил начальник управления Нацбанка. Правда, он поспешил оговориться, что если возрастут экономические риски или появятся непредвиденные обстоятельства, в этом случае ставка рефинансирования будет повышена.

2. Китай делает ставку на рынок интеллектуального производства и назвал 17 приоритетных направлений для развития

Объем выпуска промышленных роботов в 2017 г. вырос на 68,1% по сравнению с предыдущим годом и превысил 130 тыс. единиц, что составляет треть мирового рынка. Китай сформировал четыре основных кластера интеллектуального производства, включая дельту реки Янцзы, где наблюдается наиболее высокая экономическая активность и наиболее быстрое продвижение интеллектуального производства. Роботизация производства может превратить Китай в центр хайтек-инноваций.

3. Текущие проблемы S&P 500 - это пока не кризис

Американский индекс S&P 500, в сентябре достигший рекордных 2940 пунктов, в октябре резко упал до 2603 пунктов (-11,5% от максимумов). Падали прежде всего акции высокотехнологичных компаний, равно как и другие индексы США. Не начало ли это полноценного кризиса а ля 2008 год? Внешний фон таким мыслям способствует: здесь и подъем ставок Федрезервом, и сжатие денежной базы в США, и торговые войны. Еще один важный показатель, отражающий настроения в экономике, - это рынок грузовиков. Тяжелые грузовые автомобили – инвестиционный товар, и если спрос на них уверенно растет – значит, дела в экономике идут хорошо.

4. Мировой лидер контейнерных перевозок Moller-Maersk оценил потери из-за Трампа

Контейнерный гигант предупредил, что глобальная торговля уже ощущает влияние тарифной войны между США и Китаем. Последствия торговой войны, развязанной Трампом, ударят по мировой торговле и грузоперевозкам, прогнозирует Moller-Maersk. В III квартале глобальная контейнерная торговля показала "гораздо более медленные темпы роста", увеличившись всего на 4,2% по сравнению с ростом на 5,8%, зарегистрированным за тот же период в 2017 г., заявили в Moller-Maersk. По инерции рынок контейнерных перевозок вырастет на 3-4% в 2018 г., прогнозирует датская группа.

5. PwC: торговая война не помешает азиатским компаниям увеличить прибыль

Как показывают результаты исследования PwC, в котором приняли участие 1189 руководителей компаний из 21 страны Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), в росте выручки полностью уверены 35% респондентов, что немного ниже показателя прошлого года (37%), при этом 51% компаний в следующем году планируют увеличить свои инвестиции.

6. Гринспен предупредил о рисках растущего долга США и об ускорении инфляции

Бывший председатель Федеральной резервной системы (ФРС) Алан Гринспен заявил, что растущая долговая нагрузка США может подорвать нынешний рост, и предупредил, что низкая безработица может спровоцировать ускорение инфляции. "Снижение налогов действительно обеспечило стимул, и мы все еще чувствуем это, но этого недостаточно, чтобы компенсировать дефицит, - сказал Гринспен. - Вы не можете снизить налоги, не найдя доходы в другом месте, иначе вы столкнетесь с проблемами".

7. Декрету № 7 ровно год: что нужно для саморегулирования бизнеса в беларуси?

Год назад, 23 ноября был подписан Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Это один был из самых ожидаемых документов. Реализация его норм должна создать условия для развития деловой инициативы и внедрить ряд механизмов, способных качественно улучшить регулирование предпринимательской деятельности. В частности, речь идет о саморегулировании (СР) – принципе, на котором должно основываться взаимодействие государства и бизнеса.
Актуальные новости

1. Deutsche Bank, BofA и JPMorgan оказались втянуты в дело Danske Bank |

Указанные банки являлись банками-корреспондентами эстонского подразделения Danske Bank, которое подозревается в совершении подозрительных транзакций в объеме порядка 200 млрд евро. По словам источников, правоохранительные органы проверяют, проводили ли банки должную проверку операций с эстонским банком. При этом расследование находится на начальной стадии, и нет оснований предполагать, что сами банки подозреваются в незаконной деятельности.

2. В балтийской рыбе обнаружен "химический СПИД" |

При покупке рыбы, особенно пойманной в Балтийском море, латвийские ученые рекомендуют приобретать особь меньшего размера, поскольку она меньше накапливает вредных веществ. Употреблять рыбу из балтийского моря — например, балтийский лосось или кильку — можно. Но ученые рекомендуют это делать не больше одного раза в месяц, а беременным женщинам и вовсе воздержаться.

3. Единый подход при классификации продукции в качестве медизделий на территории ЕАЭС |

Единые подходы к классификации пограничных товаров позволят снизить нагрузку на бизнес, облегчив подготовку документации, необходимой для регистрации продукции, а также обеспечить ее единое обращение в ЕАЭС.

4. Крах General Electric - первая ласточка глобального кризиса? |

Глава GE Лоуренс Калп-младший заявил, что компания будет в срочном порядке продавать активы для решения проблемы долговой нагрузки и дефицита ликвидности. В связи с тем, что GE не имеет доступа к рынку краткосрочных обязательств, ей приходится полагаться на револьверные кредиты и щедрость банков. Согласно данным Deutsche Bank рыночная капитализация GE сегодня составляет 69,5 млрд USD, что делает ее 80-й по величине компанией в S&P 500.

5. Итоги международной конференции «Взаимодействие государства и бизнеса в странах ЕС и ЕАЭС» |

Если говорить о том, почему белорусский бизнес мало инвестирует за рубеж, – есть несколько причин. Основная масса экспортеров – государственные предприятия. Они имеют достаточно консервативный подход в управлении. И вопрос их слабой конкурентоспособности связан именно с этим. В управление практически не внедряются современные технологии. Кроме того, инициатива госпредприятий достаточно приземленная. Часто директору госпредприятия легче вообще ничего не делать, чем делать что-то.

6. Уже через 3-4 месяца после отключения SWIFT любая страна мира, независимо от размера и силы, гарантированно полетит в пропасть |

Россия сегодня тоже на всякий случай и сама готовится к возможному удару "нагайкой" в виде отключения SWIFT (идея обсуждается в политических кругах с самого начала агрессии против Украины в 2014 году). Российские СМИ сообщают, что Центробанк РФ уже тестирует систему передачи трансграничных финансовых сообщений и расчетов на базе распределенного реестра (СПФС), к которому вроде бы присоединилось уже 400 российских участников, включая банки, казначейства и юридические лица.

7. Катерина Борнукова: Без реформирования госсектора мы не сможем вернуться к темпам роста ВВП в 6-7% |

Сегодня нет детальных статистических данных по деятельности частных компаний, и поэтому достаточно сложно оценить результаты принятых мер по либерализации  климата для ведения бизнеса. «Детальные статистические данные позволили бы увидеть, как воздействуют на экономику те реформы, которые происходят сейчас. Мы видим, что принимаемые документы делают жизнь бизнеса легче, но как реализация этих мер выглядит в финансовых результатах, пока неизвестно».