Роман Осипов: Отсутствие отраслевых политик отпугивает инвесторов от Беларуси больше, чем экономические показатели |
Количество просмотров 78
Автор Беларусь, Беларусь, инвестиции, инвестиции, прибыль, прибыль, прогноз прогноз
Роман Осипов: Отсутствие отраслевых политик отпугивает инвесторов от Беларуси больше, чем экономические показатели

Эксперты уверены, что привлечению иностранных инвесторов в Беларусь больше всего препятствует отсутствие четкой инвестиционной политики в соответствующих отраслях.

То и дело можно услышать на самом высоком уровне, что Беларусь ждет инвестиций в экономику. Чиновникам уже давно поручено убрать все барьеры на пути иностранного капитала.

«Ежедневник» побеседовал с директором Инвестиционной компании «Юнитер» Романом Осиповым о том, почему в Беларусь инвесторы не спешат и что их от нас отпугивает.

– В первую очередь, что движет инвестором при принятии решения о вложении средств?

– Каждая сделка, связанная  с прямыми иностранными инвестициями, как любой человек, индивидуальна. Инвестиционные сделки вообще носят спорадический, нерегулярный характер.

80% сделок, которые формируют мировой рынок межстрановых прямых инвестиций –  это обычно сделки на сумму свыше 100-200 млн долларов. Поэтому первый аспект, который нужно принимать в расчет с точки зрения привлечения иностранного инвестора – это размер инвестиций. Говорить о привлечении инвесторов под объект на сумму в один миллион долларов, в 5 млн долларов, часто бессмысленно. Крайне маловероятно, что кто-то из иностранных инвесторов будет рассматривать такие проекты в традиционных отраслях. Поэтому первое, что важно для иностранного инвестора, это масштаб сделки.

Второй фактор принятия решения об инвестициях обусловлен тем, что любой инвестор преследует коммерческий интерес, то есть хочет получить прибыль. Под нормой прибыли принято понимать доходность на вложенный капитал. Что это значит? Простыми словами –  вот я вложился, и за сколько лет я отработаю вложенное, какой процент годовых на мои инвестиции в объект я буду получать.

– Каким должен быть этот показатель, чтобы инвестору было выгодно вложить свои средства в тот или иной бизнес?

– Крайне маловероятно, что иностранный инвестор пойдет туда, где за год будет доходность 2-5%. Скорее, речь должна идти как минимум о 10%. По-хорошему же самый оптимальный размер доходности для большинства стратегических иностранных инвесторов – это 15% годовых.

Нужно понимать, что у инвесторов всегда есть альтернативные варианты, они крайне редко зацикливаются на каком-то одном объекте, варианте. Бизнес-подход – находить гибкое решение, быстро реагировать на изменения рынка. Альтернативные варианты сравниваются по разным параметрам и принимаются соответствующие инвестиционные решения.

К примеру, инвестор думает инвестировать в строительство деревообрабатывающего предприятия и выбирает между Польшей и Беларусью. Он думает примерно так: да, в Беларуси лес дешевле, зато логистика хуже. В Польше, наоборот, лес дороже, но есть другие преимущества. Там такая доходность, здесь такая. И все взвесив и рассчитав, уже принимает окончательно решение.

– Что еще важно?

– Важна скорость выхода на этап, когда актив начинает зарабатывать. У инвесторов всегда есть варианты: можно строить новый завод три года, потом еще год-два доводить его до нормального режима работы, а можно сразу купить действующий, который уже на следующий день после сделки приносит доход инвестору.

Следующий важный момент – это стабильность, реалистичность будущей прибыли от проекта. Прибыль можно разную нарисовать, но, в конце концов, реалистично ли выйти на неё?

– То есть инвестор оценивает риски?

– Да, инвестор всегда заинтересован в минимизации рисков. Например, это стабильность сбыта на целевом рынке завода. К примеру, инвестор приглядывается к белорусскому предприятию, ориентированному на российский рынок. А есть еще такое же предприятие, но в Украине или в Польше, ориентированное на рынок США или Западной Европы. У компаний могут быть абсолютно одинаковые операционные показатели, нормы доходности, но рынок в России крайне волатильный: санкции, девальвационные риски. Сегодня вроде все хорошо, а завтра неизвестно. Напротив, в ЕС, США, потрясений нет, девальваций нет, поэтому он, при прочих равных, скорее всего, выберет второй вариант для инвестиций.

– Что еще важно, но уже в контексте Беларуси?

– Насколько вообще выход на заключение инвестиционной сделки реалистичен. Придется ли потратить два-три года на переговоры, после чего еще потребуется время на реконструкцию приобретаемого предприятия и т.д. А за это время рынок может существенно измениться, планы инвестора – поменяться. Вот этот аспект очень важен для Беларуси. У нас сроки таких переговоров очень длительные, особенно если завязаны органы госуправления.

– Продолжим о нас. Статистика показывает, что около половины предприятий страны работают с очень низкой рентабельностью. Это может отпугнуть инвестора вложиться в них?

– Я скажу так: ретроспективные показатели не так важны для инвестора. Инвестор может понимать, что причина низкой рентабельности, к примеру, в безалаберности менеджмента, в неправильной организации бизнес-процессов, и он видит, что ему вполне по силам за год в три раза повысить производительность и поднять завод на такой уровень, что он будет стоить в два раза дороже. Не факт, что низкие показатели предприятия отпугивают инвестора.

Отсутствие отраслевых политик отпугивает инвесторов от Беларуси больше, чем экономические показатели

– Что тогда может отпугивать их от Беларуси?

– Начну с того, что инвесторы редко проявляет проактивный интерес, то есть сами начинают продвигать какую-то тему. Их нужно затягивать в страну. Активность должен проявлять тот, кто ищет инвестиции. Он формулирует предмет сделки, который будет привлекателен для инвестиций, выставляет условия, проводит конкурс среди инвесторов. Почему именно такой процесс выгоден получателю инвестиций? Когда появляется несколько инвесторов, заинтересованных в проекте, в случае проведения конкурса можно улучшить условия инвестиционной сделки (цену), например, в два раза.

Поэтому привлечению иностранных инвесторов больше всего препятствует именно отсутствие четкой артикулированной инвестиционной политики в соответствующих отраслях. Нужна проактивная позиция государства.

– В чем, по вашему мнению, эта позиция должна проявляться?

– Возьмем, к примеру, отрасль транспорта и логистики. Государство должно дать инвесторам знать, что вот это и это остается государству, мы здесь монополисты. А вот сюда мы готовы пустить частный капитал в таких и таких формах, при таких и таких условиях (например, сохранение рабочих мест и т.д.).  А затем нужно эту политику поэтапно реализовывать.

И тогда инвесторы видят, что у страны есть госполитика в отношении отрасли, четкие критерии, условия. Тогда они заранее понимают, что если их предложение соответствует им, шансы на сделку есть.

У нас же нет четких и понятных инвесторам отраслевых политик. Вот это смущает больше всего, даже больше, чем экономические показатели.

– Почему инвесторов, готовых вложиться в Беларусь, сегодня все же мало?

– Инвесторов достаточно, а инвестиционных сделок мало, потому что нет достаточного количества качественных и понятных предложений. Нельзя взять и подготовить в год один-два проекта и думать, что они будут реализованы. Это весьма небольшая вероятность. Если предложений всего десять, то, как показывает жизнь, – одно-два из них может быть воплощено в течение пяти лет. Нашей стране нужен ускоренный темп. Должна быть критическая масса качественных предложений. К примеру, 50, и тогда каждый год могут сработать два-три из них с объемом инвестиций 100-300 млн долларов по каждому.

Но где эти 50 предложений…

– Проблема привлечения инвестиций стоит на повестке дня уже давно. Про это много говорит и сам президент…

– Мы недавно делали аналитику: десятки предприятий из стран ЕС (Германии, Швейцарии, Франции) каждый год переносят свои цеха и заводы на восток. И мы вполне могли сыграть на этом.

Но чтобы что-то предложить, нужно проанализировать рассчитать, привлечь экспертов.

Должна быть серьезная аналитическая служба, которая бы агрегировала данные, формулировала инвестиционные предложения (проекты). И здесь нужны не просто специалисты экономического профиля, а отраслевики, министерства.

– В целом инвестиционный климат улучшился за последние годы, как вы считаете? Динамика положительная или отрицательная?

– Динамика положительная. Идет все в правильном направлении, но медленно.

Государство должно расставить приоритеты с точки зрения инвестиционной политики в каждой отрасли. И здесь важно не только исключительно полагаться на госпредприятия как основу инвестиционной деятельности, а в большой степени все-таки использовать возможности частного капитала, иностранного или местного.

Ведь госпредприятие не может реализовать сразу 10 проектов, какие бы эффективные они не были. Возможно, частники смогли бы реализовать даже эффективнее с точки зрения быстроты сроков, да и без всяких гарантий от государства, без кредитов госбанка, а за свои собственные деньги. Чем это хуже будет для государства?

Как показала мировая практика, государство не всегда эффективный собственник.

– Какие сферы сегодня могли бы быть интересны инвестору в Беларуси?

– Нет отраслей, какие не были бы интересны. И здравоохранение, и машиностроение, и переработка пищевой продукции, везде можно зарабатывать, если грамотно выстроить работу.

В целом же, всегда интересуют проекты, связанные с местным сырьем. А какие натуральные ресурсы у нас есть? Это лес, дерево. Второе – это наше географическое преимущество: поэтому транзит, перевозки.

Также интересны отрасли, которые связаны с изменениями в потребительских предпочтениях, например, розничная торговля (E-commerce, например).

Еще отрасли, склонные к глобализации, как например, производство молочных продуктов. Там создаются транснациональные гигантские корпорации. Как пример: французский Lactalis, который держит значительную долю мирового рынка. У него десятки заводов по всему миру. Стратегия их компании увеличиваться в размерах, и они смотрят, мониторят, где еще они могут проинвестировать, где есть молочное сырье.

– Каковы в целом сегодня наши шансы в плане инвестиций?

– Шансы есть, и неплохие. Денег в мире все больше и больше. И инвесторы хотят куда-то их вложить: почему бы не в Беларусь?

Сегодня объем прямых иностранных инвестиций, именно в новые проекты, которые инвестор проинвестирует сам, из своего кармана и без учета реинвестированной прибыли, составляет в Беларуси 300-400 млн долларов в год, т.е. меньше 1% ВВП. Объем реинвестированной прибыли (прибыли, которую инвесторы не выводят из страны в качестве дивидендов, а оставляют здесь) – 700-800 млн долларов в год.

Потенциал же – по новым проектам один миллиард долларов, следствием будет и увеличение объема реинвестируемой прибыли до 1-1,5 млрд долларов в год. Таким образом, в целом можно в течение обозримого будущего (3-4 года) выйти на 2-3 млрд долларов прямых иностранных инвестиций в год. А это даст прирост ВВП как минимум около 3-4% в год (не учитывая эффект мультипликатора). Это уже совсем другое дело.


Автор: Ирина МУРИНА, Ежедневник


<...>


Полный текст документа находится в платном доступе только для зарегистрированных пользователей. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Поделиться в соцсетях:


Материалы по теме:

Оцените систему с бесплатным доступом на 3 дня

Пользуйтесь всеми преимуществами портала Findirector.by

Войдите под своей учетной записью

Свежие статьи
Сейчас читают

1. В ФСЗН разъяснили актуальные вопросы уплаты страховых взносов

О законодательных нововведениях во время пресс-конференции в пресс-центре Дома прессы напомнила управляющий ФCЗН Наталия Павлюченко. Специалист поделилась свежими данными: с начала года уже более сотни человек, относящихся к числу самозанятых, начали уплачивать страховые пенсионные взносы. Следует напомнить: размер выплат для этой категории граждан составляет 29 процентов от суммы дохода, не меньшей минимальной заработной платы по стране.

2. Капитуляция ФРС США: почему регулятор так резко поменял взгляды?

Федеральная резервная система, которая несколько лет проводила политику ужесточения и даже в декабре 2018 г. делала крайне "ястребиные" заявления, вынуждена была сдаться и пойти на поводу у рынков. Фактически это полная капитуляция. Рынок получил практически все, что хотел. Если же сравнивать заявления ФРС конца прошлого года и то, что мы видим сегодня, то разворот произошел на 180 градусов.

3. О пенсиях белорусов, работающих в странах ЕАЭС

В Евразийском экономическом союзе разрабатывают соглашение о пенсионном обеспечении граждан стран, входящих в ЕЭАС (помимо Беларуси это Россия, Казахстан, Кыргызстан и Армения). Всем гражданам ЕАЭС, которые работают в любой стране ЕАЭС, хотят предоставить такие же права по формированию пенсии, какие есть у граждан этой страны. Допустим, белорус решил поработать пять лет в России. Пенсию за эти пять лет он получит на тех же условиях, что и любой гражданин России, и выплачивать ее будут из российского пенсионного фонда. Если после этого белорус решит переехать работать еще на пять лет в Казахстан, то пенсию за эти пять лет он получит от Казахстана.

4. Почему Беларусь обвинили в невыполнении антикоррупционных стандартов

Группа государств Совета Европы по борьбе с коррупцией 19 марта выступила с беспрецедентным публичным заявлением о несоблюдении антикоррупционных стандартов ГРЕКО Беларусью. Это связано с тем, что с 2012 года, когда ГРЕКО адресовала Беларуси 24 рекомендации и обратилась к ее властям с просьбой разрешить публикацию доклада об оценке, 20 рекомендаций так и остались невыполненными.

5. Шумченко: у ИП возникла проблема с наличными расчетами за рубежом

Глава общественной организации «Перспектива» Анатолий Шумченко решил обратиться к главе Администрации президента, в Совмин и Нацбанк: ИП столкнулись с проблемой расчетов наличными (в инвалюте) за пределами страны из-за постановления Национального банка № 612, которое было принято в декабре 2018 года.<p

6. Белстат о росте неплатежей

Просроченная задолженность по кредитам и займам организаций (без учета микроорганизаций и малых вневедомственных организаций) на 1 февраля 2019 года составила 2 млрд 915,2 млн рублей. За год она выросла на 19,4%, за январь — на 0,8%, следует из данных Белстата.

7. В Беларуси более 60% компаний нерентабельны или низкорентабельны

Такова оперативная статистика по крупным и средним предприятиям реального сектора. В начале 2019 года такой бизнес был в основном малоэффективен. Ежемесячно власти собирают финансовую статистику почти по 7 тысячам крупных и средних предприятий в реальном секторе. В числе прочих показателей замеряется и уровень рентабельности продаж.
Актуальные новости

1. Сколько электричества получили белорусы от солнца, ветра и воды? |

Установленные мощности белорусской «зеленой» энергетики в прошлом году выросли, а драйвером выступили инвесторы в ветроэнергетику. Как подсчитали эксперты на основании кадастра выданных Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды сертификатов о подтверждении происхождения энергии, общий прирост мощностей «зеленой» энергетики в 2018 году составил 36, 822 МВт электрической энергии.

2. 5 скандалов вокруг клининговой компании, которой заинтересовались белорусские следователи |

В 1994 году супруги Эдуард и Елена Апсит создали в Минске клининговую компанию, ознакомившись с опытом подобного бизнеса в Нидерландах. Спустя несколько лет они приехали развивать бизнес в Москву, и со временем их группа компаний Facilicom выросла до внушительных размеров. Среди их бизнеса есть даже «Народный доверительный банк». Фирма под названием «Чистый свет» стал одним из крупнейших клининговых операторов. Среди ее клиентов было, например, Министерство обороны России.

3. Ярослав Романчук о российском "мы вас кормим" |

"Очевидно, что кредиты и инвестиции России в Беларусь никак нельзя квалифицировать, как «дотации» или «субсидии». Кремль принимает решения о кредитах явно не потому, что он даёт нам займы по 0 – 2% годовых на 7- 10 лет. Опять же требовать у России удешевление кредита - это очень слабая позиция. Правительство, да сделайте вы всё необходимое, чтобы получить инвестиционный рейтинг от международных организаций, уйдите с 6-ой группы кредитного риска по ОЭСР и войдите в 1 – 3 группы – и Беларусь будет иметь вполне европейские ставки по кредитам."

4. МАиС о новом порядке выдачи разрешений на продление сроков строительства |

МАиС подготовлены предложения в Совет Министров: «Они жесткие, радикальные. Предусматривается разрешение на продление сроков такого строительства не более одного раза. После того, как один раз сроки местными органами госуправления будут продлены, этот участок либо недострой должен изыматься или передаваться другому застройщику».

5. О сути проекта Указа «О создании системы прослеживаемости товаров» |

Система прослеживаемости будет создаваться на базе товарно-транспортных и товарных накладных в виде электронных документов. «Особенностью составления электронных накладных является то, что данный документ интегрирован в бизнес-среду и является одним из действующих элементов электронного взаимодействия покупателя (получателя) и продавца (поставщика).

6. Когда и как можно будет пользоваться советскими брендами в будущем |

Сложности, связанные с советскими брендами, возникли после распада СССР. Большинство предприятий перешло в частные руки, а их владельцы начали регистрировать товарные знаки в национальных патентных ведомствах стран бывшего СССР и, соответственно, получать исключительное право на их использование в рамках отдельных государств. При этом у предпринимателей появилась возможность зарегистрировать такие товарные знаки как в своей стране, так и на территории любого другого государства и впоследствии проводить работу по защите своих исключительных прав на товарные знаки.

7. КГК о нарушениях валютного контроля предприятиями Могилевской области |

Контрольно-аналитические мероприятия КГК Могилевской области в 32 организациях позволили выявить несвоевременное получение от зарубежных партнеров товаров по импортным контрактам и денег за экспортированную продукцию, выполненные работы, оказанные услуги на общую сумму Br200 тыс., 2,6 млн евро и 280,2 млн российских рублей.