Глобальная дедолларизация: миф или реальность? |

Автор Стефания Козловская, аналитик журнала «Валютное регулирование и ВЭД» Стефания Козловская, аналитик журнала «Валютное регулирование и ВЭД»
Номер № 05/2019
Количество просмотров 245
Автор ЕАЭС, ЕАЭС, расчеты, расчеты, платежи, платежи, законодательство законодательство
a:2:{s:4:"TEXT";s:65534:"a:2:{s:4:"TEXT";s:65535:"a:2:{s:4:"TEXT";s:67011:"

Как правило, выделяют три функции денег: мера стоимости, средство обращения, средство сбережения. При этом в полной мере они выполняются в рамках страны, которая их выпустила.

Стремление к более активному использованию национальных валют во внешнеторговых расчетах является отражением многополярности современного мира и носит закономерный и естественный характер как результат резко возросших в последние годы рисков, связанных с ведущими мировыми валютами и желанием стран снизить степень своей зависимости от конъюнктуры международного валютно-финансового рынка в условиях обострения глобальной геополитической ситуации.

Во второй декаде мая Коллегия ЕЭК одобрила Доклад о мерах по увеличению использования национальных валют во взаимных расчетах.

Доклад содержит ряд предложений нормативно-правового, экономического и технического характера по увеличению использования национальных валют во взаимных расчетах. Речь идет о содействии дальнейшему развитию и либерализации национальных финансовых рынков с учетом опыта формирования интегрированного валютного рынка, гармонизации национальных законодательств государств-членов в сфере валютно-финансового регулирования, развития локальных рынков долгового (облигационного) финансирования в национальных валютах стран ЕАЭС.

В Докладе отмечено, что возможность осуществления платежей в национальных валютах без препятствий имеет ключевое значение для обеспечения работы национальных экономик, содействия развитию регионального торгового и инвестиционного сотрудничества, формирования и функционирования общих рынков.

Зависимость национальных экономик от международных резервных валют и банковских систем третьих стран снижается. Расширение использования национальных валют государств — членов ЕАЭС во взаимных трансграничных операциях позволяет сократить цепочки участников операций и соответственно время, а также издержки, связанные с их проведением. В Докладе подчеркивается, что это будет способствовать формированию более емких рынков валют государств-членов, укреплению спроса на них, развитию национальных финансовых рынков и их инфраструктуры. Как следствие, будет дан стимул к созданию элементов общего финансового рынка в рамках Союза.

В Докладе основное внимание уделено следующим вопросам.

Насколько широко используются национальные валюты во взаимных расчетах между государствами — членами ЕАЭС?

Что определяет использование национальных валют в расчетах?

Каковы препятствия на пути расширения использования национальных валют в расчетах по внешнеторговым операциям и меры по их устранению?

Годом ранее в докладе, сделанном представителями Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР), о роли национальных валют в расчетах между странами ЕАЭС отмечалось, что по прошествии последних 6 лет расчеты в национальных валютах между странами ЕАЭС выросли на 20%. Для подготовки данного доклада был проведен опрос 42 экспертов из пяти стран ЕАЭС и Таджикистана. Кроме того, этот опрос выявил проблемы, препятствующие интеграции стран в экономике и введению единой валюты.

Анализ результатов специально проведенных глубинных интервью с респондентами, представляющими бизнес, регулирующие органы и экспертное сообщество стран ЕАЭС, показал, что основные барьеры, препятствующие более широкому использованию национальных валют, носят экономический характер, кроме того, существуют политические и нормативно-регуляторные ограничения. Также в ЕАЭС отсутствует так называемая защита финансовых операций, проводимых в национальных валютах, нет единого финансового рынка.

Аналитики отмечают, что в этой ситуации необходимо использовать опыт Евросоюза (ЕС), где после введения единой валюты, без создания рынка товаров и услуг, образовались серьезные экономические сложности (экономический кризис в Европе 2010 года).

СПРАВОЧНО

По оценке Европейской комиссии, 90% трансграничных операций в ЕС осуществляется в евро и валютах государств — членов ЕС. При этом из общего количества платежей около 75% приходится на операции в евро, 15% — на операции в других валютах государств — членов ЕС. В свою очередь, из общего количества операций в других валютах государств — членов ЕС 6% приходится на валюты государств-членов — контрагентов, участвующих в операции и 9% — на валюты других государств — членов ЕС.

Что касается расчетов во взаимной торговле между государствами — членами ЕС, то из общего объема взаимной торговли 79,5% приходится на взаимную торговлю между странами еврозоны. Расчеты по данным операциям осуществляются в евро, оставшийся объем расчетов во взаимной торговле осуществляется в валютах государств — членов ЕС, при этом незначительный объем расчетов может осуществляться в валютах третьих стран. В частности, в соответствии с результатами опросов коммерческих банков, 82% от общего объема трансграничных операций, проводимых на территории ЕС, осуществлялись в евро, 13% — в валютах государств — членов ЕС, отличных от евро, и 5% — в валютах государств, не являющихся членами ЕС.

Даже в случае такого крупного регионального интеграционного объединения, как ЕС, значительная доля торговли осуществляется в долларах США. Он использовался при оплате 55% импорта товаров в страны ЕС в 2016 году.

Если учесть только страны зоны евро, эта величина изменится незначительно и составит 53%. Различия в использовании евро при импорте в зависимости от того, является ли он национальной

валютой государства — члена ЕС, более существенны. Страны зоны евро оплачивают в нем 42% импорта, а не входящие в нее — 34%. Вместе с тем даже при отсутствии принадлежности к валютному союзу доля евро в импорте остается существенной, но несколько ниже из-за использования соответствующей национальной и прочих валют.

В отличие от импорта платежи за экспорт преимущественно происходят в евро. По итогам 2016 года его доля составила 49% (доллара США — 33%). При этом страны вне зоны евро, как и в случае с импортом, используют его в меньшей мере, чем ее участники.

На использование доллара США влияние оказывал вид торгуемого товара. Вне зависимости от того, осуществлялся ли экспорт или импорт, доля доллара была наибольшей при поставках нефти и нефтепродуктов.

Инициативы ЕАБР

Неоднократно ЕАБР выступает с рядом инициатив, направленных на увеличение доли национальных валют в расчетах между странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Согласно докладу ЕАБР, есть ряд препятствий для взаиморасчетов между странами ЕАЭС в национальных валютах. Для того чтобы создать возможность для расчетов в нацвалютах, ЕАБР предлагает:

1.         ускорить разработку и реализацию мер по развитию финансовых рынков стран ЕАЭС, углублению их интеграции, гармонизации и либерализации действующего в отношении них регуляторного режима;

2.         создать условия для полного или частичного перевода взаимных обязательств и платежей в рамках ЕАЭС на национальные валюты, включая создание стандартной практики предоставления межгосударственных (суверенных) кредитов в национальной валюте страны-кредитора;

3.         разработать программу повышения уровня защиты прав предпринимателей, акционеров и иных инвесторов на территории всех стран ЕАЭС, возможно, с созданием специальных арбитражных институтов по урегулированию споров между хозяйствующими субъектами, зарегистрированными в разных юрисдикциях;

4.         рассмотреть возможность внедрения механизмов, снижающих транзакционные издержки использования национальных валют во взаиморасчетах в рамках ЕАЭС, включая механизмы многостороннего клиринга и хеджирования валютных рисков, и на основе оценки их эффективности принять решение о возможном создании таких механизмов;

5.         реализовать комплекс мер по повышению согласованности макроэкономической политики стран ЕАЭС и устойчивости национальных экономик;

6.         разработать программу развития приграничного сотрудничества;

7.         обеспечить перевод на национальную валюту трансграничных бюджетных трансфертов (выплат резидентам, находящимся за пределами страны);

8.         ускорить введение в действие Соглашения о согласованных подходах к регулированию валютных правоотношений и принятии мер либерализации;

9.         усилить роль ЕАБР совместно с национальными банками стран ЕАЭС в части создания условий для повышения значимости национальных валют, в частности, путем расширения кредитования в национальных валютах.

При этом ЕАБР считает целесообразным усилить собственную роль (ЕАБР создан с целью содействия развитию рыночной экономики государств-участников, их устойчивому экономическому росту и расширению взаимных торгово-экономических связей) в создании условий для повышения значимости национальных валют, в том числе путем расширения кредитования в национальных валютах.

Обязательства по дедолларизации

Уже в 1995–1997 годах Армения, Казахстан, Кыргызстан, Россия, а также в 2001 году Беларусь приняли на себя обязательства, которые предусмотрены разделами 2, 3 и 4 статьи VIII Статей Соглашения (Устава) Международного валютного фонда. Данные обязательства предусматривают недопущение ограничений по текущим платежам, дискриминационных практик конвертируемости национальной валюты нерезидентов, например, установление множественности обменных курсов. Также гарантируется конвертируемость остатков национальной валюты, хранящихся за границей.

Статья VIII Статей Соглашения (Устава) Международного валютного фонда, раздел 2. Обязательство избегать ограничений по текущим платежам (выдержки):

(a) В рамках положений статьи VII, раздел 3(b), и статьи XIV, раздел 2, ни одно государство-член не налагает ограничений на производство платежей и переводов по текущим международным операциям без утверждения Фондом.

(b) Исполнение валютных контрактов с использованием валюты любого государства-члена, которые идут вразрез с правилами валютных операций такого государства-члена, сохраняемым или вводимым согласно настоящему Соглашению, не может быть обеспечено на территориях ни одного государства-члена. Кроме того, государства-члены по взаимному согласию могут сотрудничать в применении мер, направленных на повышение действенности правил валютных операций любого из них, при условии, что такие меры и правила не противоречат настоящему Соглашению.

Следует отметить, что сформировавшаяся к настоящему времени в государствах — членах ЕАЭС законодательная база не содержит ограничений в области выбора валюты для совершения трансграничных операций. При этом национальные валюты других государств- членов отдельно не выделяются, оставаясь для соответствующей страны иностранными. Субъекты хозяйствования из своих предпочтений самостоятельно определяют, какую валюту использовать.

Создание интегрированного валютного рынка на пространстве ЕАЭС ввиду своей сложности происходит не быстро. Начало работы в этом направлении было заложено еще в апреле 2003 года, когда Советом глав правительств СНГ была одобрена концепция создания объединенного валютного пространства. Взаимодействие велось как в рамках Евразийского экономического сообщества, так и СНГ. Ключевыми документами, формирующими нормативно-правовую базу функционирования интегрированного валютного рынка, являются: Соглашения о сотрудничестве в области организации интегрированного валютного рынка государств — членов Евразийского экономического сообщества от 25.01.2006, о согласованных принципах валютной политики от 09.12.2010, о сотрудничестве в области организации интегрированного валютного рынка государств — участников Содружества Независимых Государств от 05.12.2012; Договор о Евразийском экономическом союзе.

Для того чтобы заложенные в них идеи начали функционировать, требуется заключение дополнительных соглашений, подстройка национального регулирования. (Подробный обзор режимов проведения отдельных валютных операций на пространстве ЕАЭС можно найти на сайте Евразийской экономической комиссии по адресу: www.eurasiancommission.org/ru/act/finpol/dofp/Pages/consumers_financial_services.aspx.)

Расчеты в национальных валютах государств-членов во взаимной торговле: ведущая роль российского рубля

С контрагентами за пределами ЕАЭС расчеты ведутся в основном в валютах третьих стран. С 2013 года доля платежей в них во внешней торговле товарами не претерпевала значительных изменений, составив 87,1% по итогам первых трех кварталов 2018 года. У Беларуси, Казахстана и Кыргызстана она примерно одинаково высока как в экспорте, так и в импорте (больше 90%). Россия, также получающая оплату экспорта преимущественно в валютах третьих стран, значимую часть (25,8% в январе — сентябре 2018 года) импорта оплачивает в своей национальной валюте.

Во взаимной торговле евро и доллар США уступают место национальным валютам ЕАЭС. Доля платежей в них за экспорт и импорт товаров в общем объеме увеличилась в январе — сентябре 2018 г. до 76,0% по сравнению с 2013 годом, в котором она составила 62,9%. Вместе с тем расчеты в национальных валютах почти полностью представлены в российских рублях. Использование других валют ЕАЭС, за исключением расчетов в тенге между Казахстаном и Кыргызстаном, несущественно.

Наиболее интенсивно российский рубль используется в торговле между Россией и Беларусью. По данным за январь — сентябрь 2018 г., экспорт товаров из Беларуси в Россию на 87,1% оплачивался в рублях. Это наибольшее значение среди государств — членов ЕАЭС. Россия за свой экспорт товаров в Беларусь получила 78,9% платежей в национальных валютах государств-членов.

С другими государствами Россия тоже в значительной мере рассчитывается в рублях. Армения, Казахстан и Кыргызстан получили в январе — сентябре 2018 г. в них 71,0%, 73,6%, 60,6% платежей за свой экспорт товаров в Россию соответственно. Россия за свой экспорт в эти страны получила в рублях 34,8%, 69,8% и 47,8% платежей соответственно.

Часть рублевой ликвидности, которую субъекты получают при торговле с Россией, используется для операций с резидентами других стран. Беларусь получила в январе — сентябре 2018 года в российских рублях 32,5% платежей за экспорт в Казахстан, а также 11,1% и 13,9% в Армению и Кыргызстан соответственно.

По мнению экспертов, высокая роль российского рубля в расчетах между Россией и другими государствами-членами может быть объяснена тем, что она является одним из их ключевых торговых партнеров не только в пределах ЕАЭС, но и вовне его. Анализ данных статистики по международной торговле товарами показывает, что в совокупном объеме экспорта (импорта) товаров Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана на Россию приходится 27,6%, 38,4%, 8,5%, 17,8% (28,1%, 58,9%, 38,1%, 25,3%) соответственно.

Если рассматривать торговлю только в рамках ЕАЭС, то доля России колеблется для других стран ЕАЭС, за исключением Кыргызстана, в пределах от 55% до 100% как в отношении экспорта товаров, так и их импорта. Торговля России с другими партнерами по ЕАЭС менее сосредоточена на какой-либо отдельной стране.

Следует отметить, что наиболее высокую долю в рамках внутрисоюзной торговли России занимают Беларусь и Казахстан, что связано с большей емкостью их внутренних рынков, чем у Армении и Кыргызстана.

Примечательной является структура расчетов Кыргызстана по экспортно-импортным операциям с другими государствами — членами ЕАЭС. Наряду с Россией он имеет тесные торговые связи с Казахстаном. На Казахстан в 2018 году пришлось 43,5% совокупного объема экспорта товаров из Кыргызстана и 28,3% их импорта. На Россию — 55,3% и 69,8% соответственно. Таким образом, значимость России и Казахстана как внешнеторговых партнеров для Кыргызстана сопоставима. Как следствие, значительная часть его экспорта товаров в Казахстан (13,3%) оплачивается в тенге, а российский рубль в этих операциях используется незначительно. Для Казахстана рынок Кыргызстана менее значим и, как следствие, тенге меньше используется в оплате экспорта (0,3% в январе — сентябре 2018 г.). Этот пример показывает стимулирующее влияние активной торговли между странами на использование ими в расчетах между собой своих национальных валют.

Приходится констатировать, что в ЕАЭС без России торговые связи между государствами-членами значительно слабее. Исключение составляет только пара стран Казахстан — Кыргызстан. Вместе с тем это не единственное препятствие, мешающее увеличить расчеты в их национальных валютах. Немаловажное значение имеет также то, чем страны торгуют. Существенную часть экспорта России, Казахстана в страны ЕАЭС составляют топливно- энергетические товары.

Если спрос на продукцию высокоэластичен, имеется конкурентный рынок, то производители-экспортеры могут выразить большую готовность к установлению цен и получению оплаты в валюте импортера. За счет предоставления этой льготы фирма может укрепить позицию своего товара на внешнем рынке. Например, из Беларуси в другие страны ЕАЭС преимущественно осуществляется экспорт товаров обрабатывающей промышленности (пищевые продукты, машины, оборудование и др.).

Несмотря на ослабление курса российского рубля к доллару США в 2015 году, массового отказа при расчетах с Россией от использования российского рубля в пользу доллара США не произошло. Его доля в общем объеме платежей за экспорт товаров в Россию снизилась в 2015 году до 87,6% с 90,5% в 2014 году, но восстановилась до 90,5% в 2016 году. При этом реальный курс российского рубля к доллару США в 2015 году ослабел на 27,7%. Можно предположить, что основным мотивом выступило стремление удержать свою долю на рынке.

Таким образом, интенсивность расчетов в национальных валютах между государствами — членами ЕАЭС неравномерна. На выбор валюты для осуществления оплаты экспорта оказывает непосредственное влияние то, насколько сильны внешнеэкономические связи между странами, а также значимость рынка торгового партнера с точки зрения развития взаимной торговли. Чем сильнее указанные факторы, тем выше вероятность использования валюты импортера. В этом случае российский рубль занимает ведущее место в качестве валюты, используемой в расчетах по внешнеторговым операциям.

Что касается Беларуси, то на внутреннем валютном рынке большая часть оборота иностранной валюты все еще формируется за счет операций с долларом США, евро и российским рублем, в то время как роль прочих валют невелика. Среди валют ЕАЭС кроме российского рубля часть оборота формируют операции с тенге, но их доля в общем объеме на протяжении 2012–2018 годов была почти нулевой. В отличие от ситуации на валютном рынке Армении доля российского рубля под влиянием ослабления в 2015 году не снизилась. Наибольшее значение доля российского рубля составила в 2017 году, а в 2018 году незначительно снизилась.

Результаты опросов предприятий-экспортеров и финансовых институтов о существующих препятствиях для использования национальных валют государств-членов

ЕЭК были проведены опросы нефинансовых и финансовых организаций по использованию национальных валют, чтобы оценить факторы, связанные с проведением расчетов как со стороны спроса, так и предложения соответственно. Рассматривались такие аспекты использования национальных валют, как: 1) сложившаяся практика использования национальных валют; 2) особенности ценообразования и заключения сделок между субъектами хозяйствования; 3) анализ основных факторов, определяющих использование национальных валют во взаимной торговле; 4) выявление возможных препятствий на пути использования национальных валют.

Подготовленные анкеты (содержание для предприятий и банков отличалось) были направлены в ассоциации предприятий и банков в апреле и мае 2017 года соответственно с просьбой распространить их среди своих участников для заполнения. Чтобы увеличить количество откликов непосредственно силами Комиссии дополнительно осуществлялась целевая рассылка анкет нефинансовым организациям. Также они были размещены на официальном портале ЕАЭС «Функционирование внутренних рынков».

Для опроса предприятий (нефинансовых организаций) анкеты были направлены в Торгово-промышленную палату Республики Армения, Белорусскую торгово-промышленную палату, Национальную палату предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен», Торгово-промышленную палату Кыргызской Республики, Российский союз промышленников и предпринимателей.

Кроме того, силами Комиссии посредством телефонных звонков к участию в опросе было приглашено 834 предприятия (139 из Армении, 280 из Беларуси, 316 из Казахстана, 99 из Кыргызстана). При наличии согласия и соответствия требованию об осуществлении внешнеторговой деятельности с контрагентами из других стран ЕАЭС им направлялась анкета.

Количество полученных заполненных анкет от предприятий, осуществляющих внешнеторговую деятельность с резидентами из других стран ЕАЭС, составило 57 анкет. В том числе из Армении поступило 4 анкеты, из Беларуси — 11, из Казахстана — 14, из Кыргызстана — 6, из России — 22.

Стоит отметить, что опрос по теме возможных препятствий для использования евро в международной торговле проводился по заказу Европейской комиссии в 2015 году. Специализирующаяся в данной сфере компания обратилась с предложением ответить на вопросы к более чем 17 000 компаний из Германии, Италии, Франции, а также Великобритании.

Ответы поступили от 400 предприятий. При этом страны зоны евро, от которых в выборку попали 300 компаний, в представлении результатов учитывались отдельно. Из них на некоторые вопросы дали ответ только 89 респондентов.

Полученные Евразийской экономической комиссией результаты указывают, что соотношение между теми, кто хочет увеличить расчеты в национальной валюте (45,6%), и теми, кто не хочет (42,1%), приблизительно одинаковое. Таким образом, изменение баланса и увеличение расчетов в национальных валютах возможно в случае дальнейшего увеличения взаимной торговли. При этом 12,3% респондентов полностью осуществляют внешнеторговые операции в национальных валютах.

Субъекты хозяйствования в целом отмечают более высокие издержки, связанные с проведением расчетов в национальной валюте государств — членов ЕАЭС по сравнению с использованием свободно конвертируемых валют (64,3%). При этом часть субъектов готова увеличить расчеты в национальных валютах, несмотря на то, что это сопряжено с более высокими издержками.

Основные факторы, связанные с более высокими издержками, — это расходы на конвертацию валюты (91,7%), более высокие валютные риски (88,9%), отсутствие либо более высокая стоимость инструментов страхования валютных рисков (61,1%). Значимость издержек, связанных с законодательным регулированием и контролем для субъектов хозяйствования, не такая большая. В качестве препятствия данный фактор рассматривают только 25,0% респондентов, что, скорее всего, отражает потребность в упрощении процедур, связанных с валютным регулированием и контролем.

Несмотря на значимость валютных рисков и колебания курсов, ослабление курсов национальных валют в 2014–2015 годах не оказало существенного негативного влияния на мотивы субъектов хозяйствования по использованию национальных валют как по экспорту (об этом сообщило 64,2% респондентов), так и по импорту (69,4%). Это корреспондирует с данными статистики, свидетельствующими, что, несмотря на значительные колебания обменных курсов национальных валют друг к другу, а также ведущим резервным валютам, не наблюдалось переключения на использование свободно конвертируемых валют по внешнеторговым операциям. Лишь немногие респонденты не имеют представления о доступных финансовых услугах по обслуживанию внешнеэкономических операций в национальных валютах государств — членов ЕАЭС в рамках ЕАЭС (13,0%). Возможно, это связано с доступностью информации касательно финансовых услуг по обслуживанию внешнеэкономических операций в национальных валютах государств — членов ЕАЭС в рамках ЕАЭС.

В качестве значимых факторов выбора валюты расчетов многие респонденты отметили издержки на конвертацию (69,2%) и волатильность обменного курса (67,3%). В то же время действует система противовесов, представленных другими факторами. Они отражают сложившуюся практику в сфере ценообразования (инерционность) (69,2%), а также предпочтения контрагента (67,3%).

В части условий, изменение которых могло бы способствовать увеличению расчетов в национальных валютах, значительные ожидания респондентов связаны с расширением использования инструментов торгового финансирования и снижением их стоимости. Это отметили 44,2% и 38,5% респондентов соответственно. На предложение назвать дополнительные факторы часть респондентов отметили необходимость снижения волатильности обменных курсов валют, увеличения взаимной торговли. В сфере законодательства ожидания респондентов связаны прежде всего с упрощением регулирования.

В завершение опроса респондентам было предложено ответить на вопрос, характеризующий их готовность к расчетам в национальной валюте с торговыми партнерами из другого государства — члена ЕАЭС. Ответы подтвердили тезис о том, что, несмотря на более высокие издержки, развитие взаимной торговли способно усилить роль национальных валют в расчетах, так как непосредственно связано со стратегией фирмы на рынке.

От банков, ведущих деятельность на территории государств — членов ЕАЭС, поступило 46 анкет. В том числе из Армении — 7, Беларуси — 16, Казахстана — 4, Кыргызстана — 4, России — 15. Из них осуществляют в интересах своих клиентов операции с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС 34 банка (74%).

Большая часть принявших участие в опросе банков в настоящее время осуществляет операции в интересах своих клиентов с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС. Спектр услуг, предоставляемых банками в национальных валютах, достаточно широк. К основным востребованным операциям относятся:

o      купля-продажа иностранной валюты (97,1%);

o      открытие и ведение банковских счетов (94,1%);

o      осуществление переводов денежных средств по поручению клиентов по их банковским счетам (94,1%);

o      привлечение во вклады денежных средств (76,5%);

o      размещение привлеченных средств от своего имени и за свой счет (кредитование) (67,6%).

О наличии факторов, препятствующих расширению перечня операций с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС сообщили 51,5%. При этом основными препятствиями по частоте упоминания банки считают низкий спрос со стороны клиентов (80,0%) и недостаточное развитие инфраструктуры национального финансового рынка и платежных систем (33,3%). Кроме того, 13,3% банков-респондентов отметили законодательные препятствия как фактор, препятствующий расширению перечня операций с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС. При этом устанавливаемые банками тарифы на расчетно-кассовое обслуживание в национальной валюте ниже (61,8%), чем в иностранной. В частности, 72,8% опрошенных отметили, что осуществление операций с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС не связано с дополнительными расходами в сравнении с долларом США, евро или другими свободно конвертируемыми валютами. Издержки связаны прежде всего с отвлечением средств на поддержание остатков в данной валюте на счетах в другом банке (63,6%), дополнительными расходами на оплату услуг банков-контрагентов (72,7%).

При этом спрос на банковские услуги в национальных валютах других государств-членов достаточно устойчивый: 42,3% банков отметили, что клиенты — нефинансовые организации ежедневно обращаются за данными услугами, 23,1% — несколько раз в месяц. Банки отмечают увеличение спроса на операции в национальных валютах, расширение их перечня (это коррелирует с данными статистики, показывающими увеличение удельного веса операций в национальных валютах в общем объеме расчетов).

В целом перечень осуществляемых банком в интересах своих клиентов операций с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС существенно более узкий, чем в долларах США или евро — это отметили 51,5% банков. При этом имеются позитивные ожидания в части дальнейшего расширения перечня операций с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС (58,8%).

Среди субъектов, которые предъявляют основной объем спроса на услуги банков в национальных валютах других государств — членов ЕАЭС, больше половины из опрошенных банков отметили малые и средние нефинансовые организации (58,8%), крупные предприятия (44,1%).

По мнению банков, для повышения привлекательности для банков операций с национальными валютами других государств — членов ЕАЭС необходимо: повышение ликвидности и обеспечение прямых взаимных котировок пар национальных валют государств — членов ЕАЭС (76,3%), упростить взаимный доступ для резидентов государств — членов ЕАЭС на валютные рынки (57,9%), совершенствовать технологии и возможности национальных платежных систем (52,6%), сближение национальных законодательств государств — членов ЕАЭС в сфере валютного и финансового регулирования (47,4%).

Опираясь на данные статистики и проведенные опросы, были сделаны следующие выводы, характеризующие текущее состояние использования национальных валют в трансграничных операциях между государствами — членами ЕАЭС:

1) объемы расчетов в настоящее время соответствуют сложившимся объемам торговли между странами ЕАЭС;

2) отсутствие существенных технических либо административных барьеров;

3) готовность для дальнейшего расширения использования национальных валют со стороны предприятий и банков.

Основная мотивация для предприятий по использованию национальных валют связана с такими факторами, как перспективность общего рынка, значимость общего рынка в регионе, а также необходимость выхода на рынок стран ЕАЭС.

Возможности по расширению использования национальных валют имеют естественную границу, дальнейшее увеличение связано прежде всего с активизацией торговых и финансовых потоков между государствами-членами и зависят от динамики интеграционных процессов:

1) расширение взаимной торговли, в том числе дополнительных эффектов, ожидаемых от снижения нетарифных барьеров;

2) формирование общих рынков, в том числе газа, нефти и нефтепродуктов, к 2025 году и трансформация механизмов ценообразования, использование национальных валют в расчетах.

Для снижения издержек, связанных с проведением расчетов, ключевое значение имеет более тесная интеграция валютных рынков и либерализация условий доступа на них, что в более широком контексте означает интеграцию финансовых рынков государств — членов ЕАЭС.

Рост операций с национальными валютами ЕАЭС может быть связан прежде всего с активизацией торговых и финансовых потоков между государствами-членами, где доля взаимной торговли с другими государствами — участниками ЕАЭС пока низкая. Успешность работы по этому направлению зависит от динамики интеграционных процессов:

o      расширение взаимной торговли, в том числе за счет снижения нетарифных барьеров;

o      интеграция валютных рынков и либерализация условий доступа на них, что в более широком контексте означает интеграцию финансовых рынков государств — членов ЕАЭС.

Кроме того, положительную роль сыграет формирование общих рынков газа, в том числе нефти и нефтепродуктов, к 2025 году. Неотъемлемой частью сопутствующей трансформации механизмов ценообразования могло бы стать использование национальных валют для расчетов между контрагентами.

Сейчас платежи за энергоносители осуществляются в основном в долларах США.

Наблюдается значительная асимметрия торговых и финансовых взаимосвязей в национальных валютах. Основной валютой в финансовых операциях (например, получение внешних заимствований) является доллар США и другие свободно конвертируемые валюты, в которых номинированы финансовые инструменты. Создание единого финансового пространства может помочь исправить ситуацию.

Формирование интегрированного валютного рынка является одним из шагов по созданию общего финансового рынка ЕАЭС, который должен начать функционировать с 2025 года. Комплексная работа по данному направлению подразумевает взаимодействие национальных регуляторов, наднациональных органов (ЕЭК), представителей бизнес-сообществ, банков, бирж и других участников финансового рынка, а также широкий спектр реализуемых мер: упрощение доступа на национальные валютные рынки, использование взаимных котировок национальных валют, расширение перечня участников и доступных инструментов и услуг, формирование единого биржевого пространства, координация развития национальных платежных систем.

Вместе с тем от идеи до ее воплощения может пройти длительный срок. Межгосударственные соглашения обеспечивают общие — рамочные — условия доступа на национальный валютный рынок. Для перехода к практической реализации соглашения дополнительно потребовалось: заключить дополнительные межведомственные соглашения об информационном обеспечении участников интегрированного валютного рынка, внести изменения в регламенты бирж, решить технические вопросы, связанные с реализацией технологических схем подключения к торгам банков-резидентов и защитой информации.

Per aspera ad astra

Несмотря на все трудности, страны ЕАЭС проводят ряд мероприятий по отказу от иностранной валюты. Для большинства государств характерно широкое применение активных мер по дедолларизации, которые непосредственно стимулируют использование национальной валюты:

1. Повышение дифференциации нормативов обязательного резервирования.

Так, в Беларуси с начала 2017 г. норма резервирования по средствам, привлеченным банками в иностранной валюте, была увеличена в два раза до 15%, а по рублевым обязательствам снижена на 3,5 п.п. — до 4%.

2. Усиление дифференциации требований пруденциального надзора и содействие переводу валютных требований в национальную валюту.

Так, в Армении и Беларуси были ужесточены подходы к классификации валютной задолженности при расчете специального резерва по активам, подверженным кредитному риску. В Киргизии введен запрет на кредитование населения в долларах США. А в Казахстане выдача валютного кредита физическому лицу возможна лишь при наличии дохода в валюте кредита.

3. Организация широкомасштабной кампании по переходу к повсеместному использованию национальной валюты в качестве средства обращения и платежа.

В большинстве стран ЕАЭС были введены запреты на установление цен, налоговых ставок, тарифов и иных платежей в иностранной валюте или ужесточен контроль за ценообразованием. В Беларуси были прекращены выдача новых и продление действующих разрешений на использование иностранной валюты при оказании физическим лицам услуг по перевозке авиатранспортом и медицинских услуг. В Казахстане введены новые правила осуществления электронной торговли: посредник в электронной торговле обеспечивает установление цен на товары исключительно в национальной валюте. В Киргизии и

<...>


Полный текст документа находится в платном доступе. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Поделиться в соцсетях:



Свежие статьи
Сейчас читают

1. О Комплексном плане мер по наведению порядка в сфере автомобильных перевозок пассажиров

С учетом ситуации, складывающейся на рынке автомобильных перевозок пассажиров, а также поступающих в государственные органы обращений Министерством транспорта и коммуникаций с участием государственных органов подготовлен и на уровне Совета Министров Республики Беларусь утвержден Комплексный план мер по наведению порядка в сфере автомобильных перевозок пассажиров.

2. О проекте "Стратегии" привлечения прямых иностранных инвестиций в Республику Беларусь до 2025 года

Проект постановления Совмина Республики Беларусь «Об утверждении Стратегии привлечения прямых иностранных инвестиций в Республику Беларусь до 2025 года» разработан во исполнение пункта 6 Плана действий на 2020 год по созданию условий для развития экономики, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 27 декабря 2019 г. № 921 «О задачах социально-экономического развития Республики Беларусь на 2020 год». Обратите внимание на список приоритетов в проекте.

3. Нацбанк о новой системе исполнения денежных обязательств АИС ИДО

Важно понимать, что сама АИС ИДО никаких денег ни с каких счетов не списывает. Это информационная аналитическая система. Безналичные расчеты, как и ранее, осуществляются непосредственно в банках. Денежные средства списываются банками на основании поступившей из АИС ИДО информации о платежных требованиях взыскателей и платежных поручений самих плательщиков.

4. Резюме по вопросам денежно-кредитной политики, рассмотренным на расширенном заседании Правления Нацбанка

Задачи на 2020 год рассмотрены на расширенном заседании Правления Нацбанка Беларуси, которое состоялось 23 января 2020 года. Динамика кредитования экономики в настоящее время во многом определяется платежеспособным спросом со стороны предприятий реального сектора. В целом обеспечивается баланс между экономической активностью и величиной системных рисков. Такие подходы к кредитованию экономики будут реализованы и в 2020 году.

5. Как изменится размер сбора за обезвреживание отходов тары и упаковки в 2020 году

Совет министров Республики Беларусь постановлением от 16.01.2020 № 24 внес изменения в размеры платы, которую производители и поставщики вносят за организацию сбора, обезвреживания отходов упаковки.

6. Постановление Совмина от 14.01.2020 № 16 по-новому регулирует курьерские услуги

В связи с тем, что предельный вес посылок, пересылаемых пользователями курьерских услуг, составляет 50 килограммов, внесена корректировка в Правила оказания курьерских услуг, утвержденные постановлением № 767. Вес определен с учетом технических возможностей операторов почтовой связи по обработке и перемещению таких почтовых отправлений.