Глобальная финансовая архитектура и COVID-кризис |

Автор Евгений Винокуров, Главный экономист Евразийского фонда стабилизации и развития Евгений Винокуров, Главный экономист Евразийского фонда стабилизации и развития
Количество просмотров 294
Автор МВФ, МВФ, ВБ, ВБ, ЕБР, ЕБР, ЕФСР, ЕФСР, кредитование кредитование

В 2018 году Валдайский клуб выпустил доклад «Жизнь в осыпающемся мире», в котором предположил, что многосторонняя кооперация будет сворачивается. В нем отмечается, что кризис международных институтов ведёт к нарастающей анархии – каждое государство будет полагаться на себя при решении задач выживания. В его развитие авторы в текущем году выпустили новый доклад «Не одичать в осыпающемся мире». В нем подчеркивается тезис о том, что суверенное государство остаётся единственным институтом, способным действовать организованно и достаточно эффективно, что нашло свое подтверждение в текущем COVID-19 кризисе.

Я разделяю высокий уровень обеспокоенности авторов валдайских докладов в области своей компетенции – макроэкономической политики и международных экономических отношений. Действительно, текущий кризис COVID‑19 характеризуется тем, что государство вынуждено брать на себя большие обязательства, поддерживая систему здравоохранения и обеспечивая социальные расходы. При этом правительствам сегодня приходится принимать трудные решения относительно экономической политики. Возникает необходимость привлекать новые долги, чтобы закрыть разрывы бюджета и платежного баланса, тем самым обременяя будущие поколения. Стоит иметь в виду, что на национальном уровне самым первым уровнем самозащиты являются собственные резервы стран. В небогатых экономиках они невелики и не могут рассматриваться как достаточный стабилизационный источник финансирования. Кроме того, как показывает мировая практика, страны неохотно идут на расходование резервов, боясь потерять доверие экономических агентов. Опыт COVID-кризиса подтверждает эту практику. Таким образом, учитывая глубину кризиса и важность минимизации долговременных его последствий для экономики, совершенно необходима адекватная реакция на региональном и глобальном уровне. 

Однако пессимизм не всегда и не во всем оправдан. Мой вывод будет заключаться в том, что в части реализации антикризисных функций мировой финансовой системы огромные усилия 2010-х годов сейчас дают плоды, а сложные процессы глобализации/деглобализации носят комплексный и – по крайней мере пока – позитивный характер.

Даже профессиональные экономисты, как правило, немногое знают о об этой части мировой финансовой системы – она не очень публична. Между тем, объемы аккумулированных средств очень велики. Функцию антикризисной поддержки и макроэкономической стабилизации реализуют институты Глобальной сети финансовой безопасности (ГСФБ). К ним принято относить четыре основных элемента: собственные резервы стран; двусторонние своп-соглашения между странами (центральными банками); региональные финансовые механизмы (РФМ); МВФ (подробнее об архитектуре и институтах ГСФБ). Хорошая новость заключается в том, что степень ситуационной готовности Глобальной сети финансовой безопасности в целом за последнее десятилетие резко возросла. Из компактной двухуровневой системы с национальными резервами и МВФ ГСФБ быстро эволюционировала в многоуровневую и гораздо менее централизованную систему с дополнительными элементами на региональном и двустороннем уровнях. В настоящее время объем доступного финансирования в рамках ГСФБ достиг эквивалента 4% мирового ВВП. Рост региональной составляющей ГСФБ в последнее десятилетие составил за счет «новых» РФМ 1.1 трлн долл., а также произошло расширение покрытия на 43 страны. В евразийском регионе таким РФМ является 2 Евразийский фонд стабилизации и развития. За 2009-2019 годы объем предоставленных им финансовых ресурсов в рамках программ бюджетной поддержки и поддержки платежного баланса составил 5 млрд долл. 

Еще одним трендом последнего десятилетия стало расширение возможных источников стабилизационного финансирования за счет финансирования многосторонних банков развития и межгосударственной финансовой поддержки. Хотя международные банки развития в юридическом смысле являются институтами развития, а не стабилизационными механизмами, де-факто они выполняют такую роль во все больших объемах. Мы наблюдаем такие примеры в деятельности Всемирного банка и Азиатского банка развития, а в 2020 году – еще и у Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и Нового банка развития (часто называемого «Банком БРИКС»). 

Очень значительные объемы – как в абсолютных, так и в относительных значениях – двустороннего стабилизационного финансирования демонстрируют его высокую важность прежде всего для развивающихся экономик. Исключительно важным донором в течение 2010-х годов стал Китай. Оценить масштаб этого кредитования трудно, хотя первые оценки уже появились. Россия играет важнейшую роль в качестве регионального донора на евразийском пространстве (см. Врезку). Примеры Китая и России позволяют говорить о существовании такого устойчивого феномена в ряде регионов мира. Этот феномен требует дальнейшего пристального анализа и осмысления не только в контексте официальной помощи развитию, но и в контексте стабилизационных и антикризисных функций – то есть функционала ГСФБ. 

Россия и антикризисная функция в мировой финансовой архитектуре 

На сегодняшний день эволюция России от получателя ресурсов к статусу страны-донора полностью завершена. 

Россия играет важнейшую роль в качестве регионального донора на евразийском пространстве. Финансовая помощь осуществляется как по линии официальной помощи развитию, так и макростабилизационной поддержки. Макростабилизационная поддержка со стороны России в отношении Армении, Беларуси, Кыргызстана и Таджикистана оказывалась в форме двусторонних кредитов, списания долгов или безвозмездной помощи. Как правило, такого рода помощь позволяла смягчить бюджетную и долговую уязвимость стран, а также рефинансировать имеющиеся долги перед Российской Федерацией. По консервативной оценке, за 2009-2019 годы Армения получила 0.5 млрд. долл., Беларусь 4.4 млрд. долл., Кыргызстан 0.3 млрд. долл. В случае Кыргызстана объем двусторонней поддержки со стороны России только за 2016–2019 годы почти в два раза превысил объем финансовых ресурсов, полученных от МВФ и ЕФСР за 2009–2019 годы. Кроме того, на многостороннем уровне Россия, будучи крупнейшим акционером ЕФСР, существенным образом влияет на поддержание макроэкономической стабильности в регионе. 

Активное участие России в сфере содействия международному развитию на многостороннем и двустороннем уровне открывает перед страной возможности по поддержанию экономической стабильности в регионе, содействию устойчивому развитию, продвижению и защите собственных экономических интересов, реализации потенциала взаимной торговли и инвестиций, стимулированию интеграционных процессов. 

В глобальной сети финансовой безопасности присутствует и конкуренция, и взаимодополнение, и сотрудничество. Среди представителей международных финансовых организаций идет оживленное обсуждение плюсов и минусов текущего состояния дел. На 3 мой взгляд (разделяемый многими исследователями), регионализация и процветающая многоуровневость ГСФБ является скорее благом, чем проблемой. Растет роль и вес регионального уровня ГСФБ. Такого рода «позитивная деглобализация» и усиление неглобалистских уровней несет в себе решение проблемы неравномерности охвата ГСФБ. С новыми преимуществами неизбежно приходят и новые риски. Прежде всего это касается вопросов координации внутри ГСФБ и рисков неоптимального распределения ресурсов (эти дискуссии идут с использованием терминов moral hazard и facility shopping). 

Мы переходим к самому важному. Предварительный анализ реакций различных антикризисных элементов мировой финансовой архитектуры на распространение коронавирусной инфекции позволяет утверждать о высокой важности глобальных институтов. На глобальном уровне МВФ отреагировало на остроту ситуации исключительно оперативно и полно. В рамках своих программ экстренного реагирования МВФ расширил лимит доступных средств до 1 трлн долларов. К концу апреля 2020г. уже 103 страны – более половины членов организации! – прислали заявки на экстренное финансирование. МВФ удвоил доступ к своим чрезвычайным инструментам, утвердил облегчение долгового бремени в 25 государствах с низким уровнем дохода через реформированный Фонд защиты и ликвидации последствий катастроф (CCRT) и создал Инструмент краткосрочной ликвидности (Short-Term Liquidity Line) для помощи в управлении ликвидностью. Своими действиями МВФ укрепил свое место «в центре ГСФБ», что было в очередной раз зафиксировано в Совместном коммюнике «Группы 20». Фактическое усиление МВФ (центр) противоречит тезису о деглобализации. 

«Группа 20» и Парижский клуб при поддержке МВФ и Всемирного банка впервые договорились о вре́менном приостановлении двусторонними официальными кредиторами платежей по обслуживанию долга для 77 стран с низкими доходами на душу населения и доходами ниже среднего. Ожидается, что эта инициатива обеспечит ликвидность для помощи этим странам в преодолении влияния кризиса на здравоохранение и экономику. Данный пример показывает возможность и наличие политической воли для координации в «осыпающемся мире». Данную инициативу также поддержал и Китай. 

На региональном уровне Европейский стабилизационный механизм (ЕСМ) объявил о принципиальной готовности предоставить массивную финансовую поддержку. ЕСМ готов предоставить антикризисную кредитную линию в размере до 2% ВВП государства, запросившего такую поддержку. Это соответствует примерно 240 млрд евро для 19 государств еврозоны. Предоставляет свои ресурсы для стран-членов и ЕФСР (первый «антикоронавирусный» кредит одобрен 3 августа). На региональном уровне не остались в стороне от оказания антикризисной поддержки и МБР. Так, АБР представил пакет комплексных мер поддержки для развивающихся стран-участниц на 20 млрд долларов в целях смягчения и преодоления последствий пандемии COVID-19. ВБ в течение 2020-21-го годов выделит до 160 млрд долларов на борьбу с распространением COVID-19 в виде долгосрочной финансовой поддержки государствам. 

Какие из этого можно сделать выводы? 

В течение 2010-х годов финансовые ресурсы, предназначенные на борьбу с кризисами и цели макроэкономической стабилизации, выросли примерно десятикратно. Глобальная сеть финансовой безопасности прошла существенную институциональную эволюцию – как на уровне институтов, так и взаимодействия между ними. Учитывая масштабы этого кризиса, наиболее эффективным способом поддержки мировой экономики является комплексное реагирование и мобилизация ресурсов и опыта, имеющихся на всех уровнях Глобальной сети финансовой безопасности. Именно это мы и наблюдаем. Используется весь арсенал доступных высококапитализированных инструментов – МВФ, региональные финансовые механизмы, бюджетная поддержка со стороны международных банков 4 развития и скоординированная на уровне G-20 реструктуризация двусторонней финансовой поддержки. 

Глобальные финансовые институты развития – такие как МВФ, Всемирный банк и Азиатский банк развития – оказались востребованными в 2020 году и не уступили свои функции другим институтам и национальным государствам. МВФ в особенности сработал эффективно и быстро, доказав свое место – следуя формулировке G-20 – «в центре» мировой финансовой системы. Это значит, что на практике Глобальная сеть финансовой безопасности – ключевая часть мировой финансовой архитектура – не «осыпается». Скорее она идет по пути усложнения, повышения разноуровневости и кооптации новых инструментов и финансовых ресурсов. 

Роль двусторонней финансовой поддержки, основанной во многом на реализации геополитических интересов кредитора, также будет возрастать в текущем десятилетии. В силу этой причины (наряду с другими) в интересах мирового сообщества и России сохранять разноуровневость мировой финансовой архитектуры в части антикризисного финансирования, которое предоставляется государствах в час нужды.

<...>


Полный текст документа находится в платном доступе только для зарегистрированных пользователей. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Войдите под своей учетной записью

Поделиться в соцсетях:

Возврат к списку



Свежие статьи
Сейчас читают

1. О порядке распределения, выдачи и использования разрешений на проезд транспортных средств, зарегистрированных в Республике Беларусь

Постановлением Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь от 02.07.2020 № 37 внесены следующие изменения в Инструкцию о порядке распределения, выдачи и использования разрешений на проезд транспортных средств, зарегистрированных в Республике Беларусь, по территории иностранных государств при выполнении международных автомобильных перевозо.

2. Смогут ли белорусские эмитенты котироваться на Московской бирже

Московская биржа рассматривает возможность допуска к торгам иностранных акций, входящих не только в индекс S&P 500, в частности, это могут быть ценные бумаги эмитентов других стран. Об этом сообщили в пресс-службе торговой площадки со ссылкой на управляющего директора по продажам и развитию бизнеса Мосбиржи Игоря Марича.

3. Малый бизнес в ФРГ вернул государству 567 млн. евро коронакризисных субсидий. Почему немцы это делают?

Программа госпомощи предполагала выплаты микропредприятиям и самозанятым, пострадавшим из-за пандемии. Выплаты можно было получить очень быстро и легко. Но уже с начала лета фрилансеры, а также микро- и малый бизнес начали возвращать ту часть денег, которой не смогли воспользоваться. Почему немцы это делают? Рассказывает корреспондент Business FM в Германии Мария Волкова.

4. Результаты контрольно-аналитических мероприятий МАРТ на потребительском рынке по итогам 9 месяцев 2020 года

По оперативным данным за текущий период 2020 года контрольно-аналитические мероприятия проведены МАРТ в отношении более 4,7 тыс. объектов, из них в рамках мониторинга соблюдения законодательства о торговле, общественном питании и бытовом обслуживании населения, а также наличия в реализации товаров отечественного производства – в отношении 876 объектов.

5. Что может означать победа Джо Байдена для финансовых рынков? Комментарий эксперта

В преддверие назначенных на 3 ноября выборов и экономисты, и инвесторы пытаются предсказать, как возможная победа того или иного кандидата повлияет на цены разных классов активов, и какие компании от этого могут что-то выиграть или проиграть. И если политика действующего президента (как, наверное, и ее ошибочные принципы) более или менее известны, то возможная победа кандидата от Демократической партии вызывает куда больше вопросов.

6. О рекордной задолженности белорусских предприятий

На 1 сентября суммарные долги главных предприятий страны достигли 156,6 млрд рублей. Это наибольшее значение долга за период ведения такой статистики. Для сравнения: по оценке властей, ВВП за 2020 год ожидается на уровне 145,9 млрд рублей. Следовательно, уже сейчас долги крупных и средних компаний больше размера экономики в 2020-м.