Пример экспресс-анализа финансового риска при определении уровня финансового рычага

Пример экспресс-анализа финансового риска при определении уровня финансового рычага |

Автор Наталья Савченко Наталья Савченко
Номер № 09/2019
Количество просмотров 301
Автор финансовый рычаг, финансовый рычаг, активы, активы, рентабельность, рентабельность, прибыль прибыль

В статье описан анализ подходов к оценке финансового рычага и связанного с ним эффекта, а также сила воздействия финансового рычага и критическое значение операционной прибыли при проведении экспресс-анализа. Предложенные критерии могут быть использованы на предприятиях различных отраслей, поскольку носят достаточно универсальный характер. Также данные критерии могут быть использованы кредитными учреждениями для составления рейтинга кредитоспособности предприятий и организаций.

Понятия «финансовый рычаг» (финансовый леверидж), «эффект финансового рычага» в настоящее время прочно вошли в практику финансового менеджмента. Но далеко не всегда трактовка финансового рычага (эффекта финансового рычага) адаптирована к нашей действительности, белорусским правилам ведения бухгалтерского учета и налогообложения. Некоторые предприятия осуществляют свою деятельность, руководствуясь стандартами МСФО.

Как известно, финансовый рычаг является одним из инструментов повышения рентабельности собственного капитала. Определения финансового рычага представлены в табл. 1.

Наряду с понятием «плечо рычага» иногда используются термины «сила воздействия финансового рычага», «мера финансового рычага» «коэффициент финансового рычага», которые, по сути, взаимоувязывают финансовый рычаг с эффектом финансового рычага. В контексте соотношения заемного и собственного капитала финансовый рычаг и сила воздействия (а также мера и коэффициент) рычага идентичны. При рассмотрении других интерпретаций этого понятия целесообразно использовать термины «сила воздействия» или «мера рычага».

При упоминании о финансовом рычаге, как правило, упоминается и финансовый риск. Финансовый риск — это дополнительный риск, который несут акционеры в результате решения компании привлечь заемный капитал. Иногда финансовый риск считают частью предпринимательских рисков, но чаще рассматривают отдельно и конкретизируют по направлениям. Для устранения противоречий в определении рисков при анализе финансового рычага и эффекта финансового рычага будем использовать классическое определение финансового риска.

Следует отметить, что сила воздействия финансового рычага (СВФР) может быть определена различными способами. Например, так:

СВФР =∆ЧП,

∆Ппр

где СВФР — сила воздействия финансового рычага;

∆ЧП — темп изменения чистой прибыли за период (обычно за год), %;

∆Ппр — темп изменения прибыли от продаж (операционной прибыли) за период (год), %.

Прибыль от продаж используется в данной формуле как аналог операционной прибыли или прибыли EBIT (при сопоставлении с зарубежными методиками).

Для акционерных обществ данная формула выглядит следующим образом:

СВФР = ∆ЧПакц,

∆Ппр

где ∆ЧПакц — темп изменения чистой прибыли на каждую обыкновенную акцию за период (год), %;

СВФР = Ппр ,

Ппр – ФИ

где ФИ — сумма финансовых издержек (процент по заемным средствам) за период (год).

Таким образом, сила воздействия финансового рычага показывает, во сколько раз чистая прибыль изменяется быстрее операционной прибыли (прибыли от продаж). Другими словами, СВФР — это некий коэффициент эластичности, который позволяет определить уровень финансового риска предприятия. Чем выше СВФР, тем больше финансовый риск (риск, связанный с привлечением внешних, заемных источников финансирования). Критерии финансового риска будут рассмотрены далее. Если финансовый рычаг на предприятии отсутствует (нет заемного капитала), то отсутствуют и финансовые издержки, темпы изменения чистой и операционной прибыли равны, и СВФР равна единице.

Возвращаясь к определению финансового рычага предприятия, следует отметить, что в большинстве зарубежных и отечественных работ финансовый рычаг рассматривается только в том случае, если предприятие использует долгосрочный заемный капитал. Но, как показывает практика, долгосрочные займы активно привлекают лишь крупные предприятия, а малый и средний бизнес часто довольствуется краткосрочными заемными средствами. Также отечественные предприятия очень активно используют в практике так называемые беспроцентные займы или кредиторскую задолженность по выплатам поставщикам, государству, своим работникам. Следовательно, если придерживаться классического подхода к определению финансового рычага, то большинство предприятий будут иметь нулевой рычаг и отсутствие финансового риска, что совершенно не соответствует реальной действительности.

Эксперты рекомендуют варианты определения финансового рычага исходя как из долгосрочных, так и краткосрочных заемных источников финансирования, что, несомненно, является более точной диагностикой эффекта финансового рычага для нашей практики.

Величиной, определяющей влияние финансового рычага на конечное финансовое состояние предприятия, является эффект финансового рычага (ЭФР). Именно при определении эффекта финансового рычага можно увидеть положительное или негативное воздействие на рентабельность собственного капитала в результате использования предприятием заемных источников.

Базовая (классическая) формула эффекта финансового рычага выглядит следующим образом:

ЭФР = (1 – Сн.п) × (ЭРа – СП) × ЗК,

СК

где Сн.п — ставка налога на прибыль;

ЭРа — экономическая рентабельность активов;

СП — средняя ставка процента по заемному капиталу;

ЗК — сумма долгосрочного заемного капитала;

СК — сумма собственного капитала.

Разница между экономической рентабельностью активов и средней ставкой процента часто носит название дифференциала. Экономическая рентабельность активов при этом рассчитывается как отношение операционной прибыли (прибыли от продаж) к долгосрочным активам предприятия:

ЭРа = Ппр × 100%,

А

где А — величина долгосрочных активов предприятия (в настоящее время в балансе сумма активов определяется на 31 декабря отчетного года). Эти активы (или инвестированный капитал) включают в себя собственные и долгосрочные заемные средства.

Средняя ставка процента по заемному капиталу определяется по формуле:

СП = ФИ,

ЗК

где ФИ — общая сумма финансовых издержек (процентов по заемному капиталу) за период (год);

ЗК — общая сумма долгосрочного заемного капитала за период (год).

Формула (4) не учитывает особенностей нашего налогообложения, поэтому при использовании на практике ее необходимо модифицировать.

Все финансовые издержки, связанные с привлечением заемных средств, в отечественной практике следует делить на две категории: относимые на расходы и относимые на финансовые результаты (чистую прибыль предприятия). В связи с этим адаптированная к белорусским налоговым условиям формула эффекта финансового рычага выглядит следующим образом:

ЭФР = [(1 – Сн.п) × (ЭРа – СПр) – СПп] × ЗК,

СК

где СПр — ставка процентов по заемному капиталу, относимая на расходы;

СПп — ставка процентов по заемному капиталу, относимая на финансовые результаты (прибыль).

В формуле (7) нельзя рассматривать дифференциал так же, как в формуле (4), так как ставка процента состоит из двух слагаемых СПр и СПп. Расширим границу дифференциала до квадратных скобок и будем называть его приведенным дифференциалом ПД, то есть

ПД = [(1 – Сн.п) (ЭРа – СПр) – СПп].

Для чего же необходимо правильно определять эффект финансового рычага? Ответ на этот вопрос могут дать как менеджеры предприятий, принимающие стратегические и тактические решения по формированию структуры капитала, так и кредиторы (банки), выдающие заемные средства, а также финансовые аналитики. Финансовый риск предприятия (корпорации) — вот что в первую очередь можно определить по формуле ЭФР, насколько уязвимо предприятие, как сильно оно зависит от внешних источников финансирования и сможет ли увеличить отдачу на собственный капитал в результате заимствований.

В классических подходах по финансовому анализу и финансовому менеджменту финансовый риск рассматривается с помощью различных методов и показателей. В западной практике Ю. Бригхэм и Дж. Хьюстон для определения финансового риска используют среднеквадратическое отклонение и коэффициент вариации. Несомненно, это эффективные и точные методы определения риска, но в современной практике часто менеджеры принимают финансовые решения в очень сжатые сроки, и важно бывает в таких ситуациях использовать методы и методики экспресс-анализа без каких-либо дополнительных математических и статистических расчетов. Большой популярностью в настоящее время в банковской среде пользуются так называемые синтетические кредитные рейтинги, которые призваны упростить алгоритм рейтингования и связать кредитный риск, оцениваемый по одному — двум показателям, с предполагаемым кредитным рейтингом.

Представим возможные критерии для определения финансового риска в рамках экспресс-анализа. Известно, что финансовый риск можно увидеть по формуле ЭФР исходя из двух элементов: уровня плеча рычага (коэффициента финансового рычага) и величины дифференциала (приведенного дифференциала).

По первому элементу, плечу рычага, в различных методиках финансового анализа имеется критерий — значение показателя должно быть менее единицы. Расширим этот критерий, предлагая с помощью плеча рычага (коэффициента финансового рычага) определять различные уровни финансового риска для предприятия (табл. 2).

По значению же дифференциала в литературе практически нет конкретных критериев, кроме как «чем больше дифференциал, тем меньше финансовый риск, и наоборот».

Представим основные критерии для значений дифференциала (приведенного дифференциала) эффекта финансового рычага при определении уровня финансового риска (табл. 3). ...

Продолжение читайте в статье.

<...>


Полный текст документа находится в платном доступе. Если у Вас уже есть доступ, пожалуйста, войдите в систему.

Поделиться в соцсетях:



Свежие статьи
Сейчас читают

1. Из чего складывается финансовая поддержка белорусских предприятий-экспортеров

Кроме того, в 2019 году снижена минимальная сумма экспортного кредита с 1 млн. долларов США до 200 тыс. долларов США, что позволит создать в дальнейшем равные условия доступа предприятий с различным масштабом деятельности к экспортным кредитам с господдержкой, в том числе субъектов малого и среднего бизнеса.

2. Директивное кредитование заканчивается. Председатель Правления Банка развития рассказывает об изменениях

Готовимся работать в условиях самостоятельно отбираемых проектов на рыночных условиях кредитования без всяких механизмов льготирования процентных ставок. Обсуждается возможность субсидирования не кредитных продуктов, а инвестиционных расходов. То есть предприятия смогут получить из бюджета трансферы, компенсирующие часть инвестиционных расходов.

3. CeoWorld Magazine опубликовало рейтинг самых дорогих для проживания стран

Американское издание CeoWorld Magazine указало, что самая дорогая для проживания страна - Швейцария. Всего в рейтинг попали 132 страны, которые оценивали по 5 критериям – цены на жилье, аренда жилья, цены на продукты питания, цены в ресторанах, покупательная способность жителей. 

4. О плане BEPS по налогообложению международных корпораций

Страны одобрили подход, который ОЭСР предложила в октябре 2019 года: обязать компании платить налоги в странах, где они получают прибыль, а не только по месту их регистрации. В цифровую эпоху распределение налоговых прав и налогооблагаемой прибыли больше не может ограничиваться исключительно ссылкой на физическое присутствие, говорится в опубликованном заявлении.

5. Представители МФК и Всемирного банка: о привлечении инвестиций и проблемах госсектора

Международная финансовая корпорация за все время инвестировала в Беларусь 850 млн USD, в 2020 году в нас вложат еще около 75 млн. По итогам анализа экспертам Всемирного банка удалось выделить четыре типа проблем белорусского госсектора – это более низкая эффективность использования активов, более высокая долговая нагрузка, низкая рентабельность и относительно слабая производительность труда.

6. МАРТ об основных задачах на 2020 год и применении антимонопольного законодательства

МАРТ продолжена работа по контролю за соблюдением антимонопольного законодательства. За 2019 год комиссией по установлению нарушений антимонопольного законодательства рассмотрено 148 дел, установлено 18 фактов нарушений. Количество нарушений в 2019 году уменьшилось за счет применения МАРТ превентивных инструментов – вынесения предупреждений (37) и предостережений (2). МАРТ проведен анализ 87 товарных рынков для оценки уровня монополизации.